Войти | Регистрация
РАЗВЕРНИТЕ МЕНЮ
Модератор форума: Vbty, MichaelDragon, NeDaFi, JaniVall  
Форум фанатов WWE » Симулятор реслинга » Игровой раздел » TOTAL WAR. Арена (Место, где каждое воскресенье проходит ТВ-Шоу.)
TOTAL WAR. Арена
Kvoterbek Дата: Среда, 12 Дек 2018, 23:04
Букер
Сообщений: 386
Здесь происходит матчи, фьюды которых развивались в Твиттере.
 
Usterik Дата: Воскресенье, 07 Июл 2019, 16:52
Звезда WWE
Сообщений: 1102
4. Браян стоит в углу, готовясь закончить всё это. Русев медленно встаёт... Браян берёт разбег... Но Русев из последних сил прописывает суперкик чемпиону и падает на него всем своим телом, и судья начинает отсчёт!

Вы этой терпиле ты либо Ортон, либо не жал руку Невиллу.
 
DanielGrayson Дата: Воскресенье, 07 Июл 2019, 16:55
Рестлер
Сообщений: 453
2. Дэниел подползает к углу ринга и держась за канаты, поднимает свое тело для финишера. Русев уже потихоньку начинает вставать, а Дэниел притопывает ногой, ловя адреналин. И вот, когда Русев уже, шатаясь, поднялся, Брайан использовал все оставшиеся силы для того, чтобы рвануть на Русева со своим Running Knee, влететь коленом точно по его черепу, и потом без сил упасть на Александра, проводя удержание
 
MichaelDragon Дата: Воскресенье, 07 Июл 2019, 16:59
Звезда WWE
Сообщений: 2278
Дэниел подползает к углу ринга и держась за канаты, поднимает свое тело для финишера. Русев уже потихоньку начинает вставать, а Дэниел притопывает ногой, ловя адреналин. И вот, когда Русев уже, шатаясь, поднялся, Брайан использовал все оставшиеся силы для того, чтобы рвануть на Русева со своим Running Knee, однако, не успев оторваться от земли - Браян тут же получает Суперкик от готовящегося замертво упасть Русева, из-за чего Браян буквально начинает падать в сторону противоположного тёрнбакла. Однако, он успевает повернуться, оттолкнуться от угла ринга и провести Бегущие Колени Русеву, после чего оба упали и положили друг другу руки на грудные клетки.

Оба 1-3.



 
DanielGrayson Дата: Воскресенье, 07 Июл 2019, 17:00
Рестлер
Сообщений: 453
3
 
Usterik Дата: Воскресенье, 07 Июл 2019, 17:00
Звезда WWE
Сообщений: 1102
2

Вы этой терпиле ты либо Ортон, либо не жал руку Невиллу.
 
MichaelDragon Дата: Воскресенье, 07 Июл 2019, 17:08
Звезда WWE
Сообщений: 2278
Судья начинает отсчёт...


























 
Usterik Дата: Воскресенье, 07 Июл 2019, 17:09
Звезда WWE
Сообщений: 1102
6

Вы этой терпиле ты либо Ортон, либо не жал руку Невиллу.
 
DanielGrayson Дата: Воскресенье, 07 Июл 2019, 17:10
Рестлер
Сообщений: 453
5
 
MichaelDragon Дата: Воскресенье, 07 Июл 2019, 17:22
Звезда WWE
Сообщений: 2278
Судья отсчитывает...









































Прикрепления: 6139599.jpg(27.9 Kb)



 
MichaelDragon Дата: Воскресенье, 07 Июл 2019, 17:29
Звезда WWE
Сообщений: 2278
После отличного и напряжённого матча оба рестлера выдохлись, и с трудом могли ходить. Хоть их обоих и переполняла ненависть друг к друг, но среди этого океана злости, был небольшой островок под названием Уважение. Браян и Русев медленно встали в центр ринга и посмотрели друг другу в глаза. Через несколько минут таких «гляделок» Чемпион протянул руку Русеву и тот сначала посмотрел на Браяна, потом на руку, и, всё же, пожал её. Посмотрев друг на друга в последний раз, оба ушли за кулисы.

Прикрепления: 1659897.jpg(27.9 Kb) · 2749628.jpg(67.3 Kb)



 
MichaelDragon Дата: Воскресенье, 07 Июл 2019, 17:33
Звезда WWE
Сообщений: 2278
23 июня. 2019 год. Ночь.

***

Сегодня прошла одна из самых сложных миссий в жизни Майкла, которую он запомнит надолго. Нетрудно догадаться, что он вышел из неё победителем и добился всего того, чего хотел, а именно: смерть Стинга и овладение жёлтым камнем. После такого сложного дня, неплохо было бы и вздремнуть, что Майкл и решил сделать. И, разумеется, как это в последнее время и происходит: тема сна, который он в данный момент видит - оказывается довольно очевидной, а именно "прошлое Майкла". Однако, по этому сну тяжело было сказать, что он как то связан с далёким прошлым Майкла, ведь тут нет ни старого дома Майкла, ни логова ТиВовцев. Но, всё таки, этот сон связан с прошлым Майкла. Интересная деталь заключается в том, что это прошлое - не особо то и далёкое. Это было не пять лет назад, не десять, не пятнадцать... Это было примерно полгода назад. Тогда же, когда Майкл начал видеть аниме-сны и прямо сейчас он видит абсолютно тот же самый аниме-сон, что он видел полгода назад после очередного похода в бар. Однако, почему? Почему он вернулся к этому? Раньше у Майкла хоть и был промежуток времени, когда ему снилось, в основном это, но вскоре то это прекратилось. Да и Майкл за последний день не выпил ни грамма алкоголя, хотя подобный сон у него появляется как раз из-за спиртного. Но, как это обычно и бывает - вопросов больше, чем ответов. И вновь Майкл видит себя во сне во вселенной Наруто, затем он попадает во вселенную Хеллсинга и так далее... Всё это идёт по кругу и было неизвестно, когда же это прекратится. В очередной раз, Майкл натыкается на вселенную Наруто, однако, внезапно, картинка на момент темнеет, после чего окрашивается в синий цвет, а в углу виднеется число 43, написанное зелёным цветом. Меньше, чем через секунду после этого, откуда то сбоку слышится недовольное фырканье, после чего экран вновь потемнел и через мгновение в углу начало красоваться зелёное число 42, в то время, как на экране показывалась одна из серий Наруто. Это была серия про тренировку восхождения на дерево, в которой Майкл и появлялся в своём сне, однако, в этот раз всё было без Майкла. Более того, это была оригинальная серия, без каких либо изменений. Однако, странности на этом не закончились. Камера от первого лица начала медленно отдаляться назад, из-за чего само изображение начало также отдаляться, но, вскоре, вокруг этого изображения появилась какая то чёрная рамка. Камера отдалилась ещё дальше и оказалось, что всё это время перед носом у камеры находился телевизор, по которому прямо сейчас идёт Наруто на 42-ом канале. Но телевизор - это не единственное, что было в месте, в котором он стоял. Сбоку находился шкаф, напротив находился небольшой журнальный столик, за которым был диван, на котором уже успел разместиться какой то несовершеннолетний мальчик. Коротко говоря: это была обычная комната одного из логов клана "Тузы и Восьмёрки". Тем временем, ТиВовцы только просыпались. Некоторые решили поспать подольше из-за того, что ночью им приходилось быть на ногах, но этот самый несовершеннолетний мальчик, судя по всему, встал уже достаточно давно и уже, как минимум, час сидит за телевизором. Однако, ему решает составить компанию ещё один точно такой же подросток, в чертах лица которого можно с лёгкостью узнать Майкла. Майкл медленно подходит к дивану, при этом смотря на экран телевизора и также медленно он садится на этот самый диван возле своего соседа. Тот даже немного испугался от столь неожиданного появления гостя, после чего глянул вправо и вскрикнул:

- Опа, Майкл! Здарова.

- П-п-привет, Н-Нейт, - ответил ему Майкл.

- Ну, собственно, как тебе вообще у нас? - спросил его Нейт, пытаясь как либо завязать разговор.

- Н-ну, л-лучше, ч-чем в лес-су, - получил он в ответ.

- А чё ты так запинаешься, заикаешься? Стесняешься, что ли? Да ты то не ссы, ты теперь тут живёшь, так что привыкай к этому месту.

- Да н-не то, ч-что б-б-бы...

- Да ладно, я же вижу, как ты разговариваешь.

- Я п-просто р-р-разгов-вариваю р-редко. Не прив-в-вык.

- А чё так? Говорить не с кем, что ли, было?

- Да в л-лесу не ос-собо с-с кем то п-п-погов-вор-р-ришь.

- Ну да, ну да. Но теперь то ты хоть к цивилизации приблизился. А тут ведь и нормальные развлечения есть, и люди, и магазины. Туалетная бумага, в конце то концов. Ну и телевидение, разумеется. Как раз проснулся рано утром, сижу уже час и смотрю.

- А ос-с-стальные ч-что?

- Ну, некоторые ещё спят, некоторые уже проснулись, а некоторые только заснули.

- А п-п-очем-му они не с-спали?

- Ну, ты ж вчера раскрыл то, что у нас есть крыса в клане и что он со своими готовил нападение на нас. Вот мы и приготовились.

- И ч-что, н-никто не пр-риш-шёл?

- Неа. Ну, собственно, как я и говорил: они просто не придут. Но всё таки, подстраховаться стоило, несмотря на то, что то, что они зассут после того, что произошло - для нас было очевидно, как пять на пять.

- Д-десять... - внезапно выкрикнул Майкл.

- Ч... что? - с недоумением глянул на него Нейт.

- Ну... п-пять на п-пять. Д-д-десять.

- Вообще то, там пять на пять, а не пять плюс пять. То есть, умножение, а не сумма. Это я уже не говорю о том, что это просто выражение такое.

- А... к-как это?

- Что "как это"?

- Ну... это... умнож-ж-жение. Это к-как?

- В смысле? Ты не знаешь, что такое умножение? - с удивлением спросил Нейт у Майкла, в ответ на что Майкл молча помотал головой.

- Н-н-ну, меня эт-тому не уч-чили...

- А, бл*ть, ты ж в лесу жил, точно. Стоп, то есть тебя там даже этому не учили?

- Н-нет.

- П*здец, конечно. Ладно, мы потом с ребятами научим тебя этому. Да и, в принципе, по всей школьной программе прогоним, а то если ты этого не знаешь, то что вообще говорить об остальных предметах. Плюс, нормально говорить научим. Я потом тебе ещё дам несколько книг для этого, если ты, конечно, читать ум... - хотел договорить Нейт, однако его тут же перебил громчайший звук взрыва, из-за которого проснулась большая часть спящих ТиВовцев.

- Бл*ть, Стив, я, конечно, знаю, что ты предпочитаешь с утреца посрать от души, но мы обязательно должны это слышать, что ли? - послышался крик одного из ТиВовцев.

- Я вообще в кровати сейчас сплю. Точнее, спал. И я уже успел сходить посрать, - ответил ему Стив.

- Я, надеюсь, ты вставал для этого и шёл к унитазу? А то получилось бы, как два года назад на Дне Рождения Вито, когда ты обос...

- Бл*ть, Шон, зае*ал уже это вспоминать. Уже два года прошло с того момента, может стоит уже выкинуть его из головы?

- ...рался прямо в штаны.

- Да я пьяный просто был и всё!

- А я тебе говорил тогда, что смешивать виски в водкой - плохая идея. Ладно, если серьёзно, то это чё щас было?

- Ну, пока не выйдем - не узнаем, - ответил ему один из ТиВовцев.

- Ну пошли, х*ли, - ответил ему Шон, после чего ТиВовцы начали собираться. Часть ТиВовцев вышла на улицу, в то время, как другая часть только собиралась. Шон увидел в воздухе дым, после чего повернулся к нему, показал пальцем вперёд и сказал:

- Идём туда. Это, вроде, недалеко, - после чего все пошли к источнику дыма. Дорога, впрочем, действительно была не длинной и уже через несколько секунд они добрались до источника дыма, коим оказался...

***

 ...Какой то объект, о котором мы уже ничего не узнаем, так как сон Майкла в очередной раз был прервал. В этот раз это был взрыв в подвале логова. Из-за скачка адреналина, Майкл резко поднялся с кровати и, не успев толком обуться - побежал вниз. Достигнув конечной точки, Майкл, к его счастью - ничего из ряда вон выходящего не увидел. Всего лишь дымовой "гриб" в воздухе, находящийся над столом. На другом столе, тем временем, лежал этот самый жёлтый камень, который хоть и выглядел неповреждённым, однако на нём отсутствовал небольшой осколок, из-за чего камень больше не имел идеальную форму. Однако, можно было понять, что этот осколок не откололся сам по себе после взрыва, а был отколот кем то для каких то целей.

- Бл*, вы чё, эксперименты с камнем решили щас проводить? - спросил Майкл у одного из Безликих, который стоял в специальном для этого костюме.

- Ну да. Чем скорее мы проведём все эксперименты, тем быстрее поймём его особенности.

- Может стоит, всё таки, завтра это всё сделать? Некоторые тут пытаются поспать после не особо то и лёгкого дня.

- Некоторые из нас сегодня вообще заснули и больше никогда не проснуться. Так что можешь считать, что я тебе напомнил таким образом, что ты ещё не сдох.

- За то это очень скоро произойдёт, если я и дальше буду так а*уительно спать. Так что всё, сворачиваемся.

- Ладно, пацаны. Продолжим завтра, - сказал этот самый Безликий, после чего взял камень в руки, на которых были специальные перчатки и пошёл к какой то стене. Вместе с ним пошли ещё несколько Безликих, один из которых, подойдя к стене - надавил на неё, из-за чего она начала двигаться по своей оси, что находилась в центре стены. Открыв эту потайную дверь и войдя в неё, Безликий в спец-костюме сразу же обратил внимание на кейс, что находился прямо напротив него. Кейс был прозрачным, однако материал, из которого делался кейс, был очень крепким, а стенки кейса были очень толстыми. Безликий незамедлительно подошёл к этому кейсу, открыл его и положил в него камень, после чего плотно закрыл. Теперь, жёлтый камень лежал в кейсе... возле которого находилось ещё четыре точно таких же кейса, которые были далеко не пустыми. Они были заполнены своими уникальными камнями, которые хоть и не имели уже той формы, что имели раньше, из-за откалывания от них осколков в целях экспериментов над ними - но они, по крайней мере, ещё не деформировались до неузнаваемости. Предположительные начальные формы каждого из этих камней, чем то напоминали друг друга, хоть они и имели заметные различия. В первом кейсе лежал этот самый жёлтый камень, о форме которого не было ничего известно, однако это не настолько секретная информация, чтобы её скрывать.

Если описывать этот камень, то можно воспользоваться тремя соединёнными геометрическими фигурами. Фигурой, что находится выше остальных на этом камне, является плоский круг. Чуть ниже находится ещё один круг, уже с большим радиусом. Однако, несмотря на то, что оба эти круга более-менее ровные - грани камня, соединяющие их, далеко не такие. На этом камне размещено большое количество четырёхугольных впуклых и выпуклых граней, каждая из которых напоминала ромб, который с лёгкостью можно было перепутать с треугольником, если не сматриваться. Непонятно, как эти грани вообще могли соединяться и, более того, непонятно, как вокруг них могло образоваться два вполне ровных круга, хоть и с небольшими угловатостями. Третьей фигурой, что находилась ниже всех, была точка, в которую сужались грани камня под большим кругом, создавая что-то на подобии сосуда, имеющего форму неровного, из-за формы граней, конуса. Эти грани, в отличии от верхних, были уже прямоугольными треугольниками, правда, немного деформированными в плане углов. Соединив всё это, у нас получился тот самый жёлтый камень. Однако, как уже можно было понять, это не единственный наш экспонат.

Во втором кейсе находился красный камень, форма которого практически идеально похожа на форму жёлтого камня. Настолько похожа, что если перекрасить этот камень в жёлтый и заменить оригинальный камень этим, то никто даже не заметит подставы. Единственная разница этих камней заключается в положении большого круга, так как у красного камня он находится ближе к маленькому кругу, чем у жёлтого. Но в целом - почти точная копия.

В третьем кейсе лежит фиолетовый камень, который уже заметно отличается от двух других. Стороны верхнего круга можно было назвать похожими между собой, как и у жёлтого и красного камня, однако, это происходило не на всех сторонах. На одной из сторон этого, по задумке, круга - грани начинают сужаться в какую то точку за кругом, из-за чего форма камня начинает очень отдалённо напоминать лампу с джином. Однако, странности на этом не заканчиваются. Внизу различия также имеются, ведь теперь снизу находится не одна точка, к которой сужаются грани, а сразу две точки, которые недалеко находятся друг от друга и соединяются ровной линией между собой.

В четвёртом кейсе лежит синий камень. По форме, он напоминает то ли красный, то ли жёлтый камень, однако главной его особенностью является то, что он, по сравению с этими двумя камнями - очень сплющенный, из-за чего его высота оказывается в два, а то и в три раза меньше, чем высота любого из вышеупомянутых камней.

В пятом кейсе лежит зелёный камень, который также имеет свои отличия. Во первых, сверху находится не круг, а что то, очень напоминающее прямоугольник, который из-за длины каждой из своих сторон похож на квадрат. Хотя, сама по себе фигура является каким то многоугольником. Во вторых, на нижней части этого камня находится то же самое и нет никаких точек, к которым сужаются все нижние грани камня. И в третьих, несмотря на то, что и сверху камня, и снизу находится подобие прямоугольника - по общей форме, этот камень очень напоминает немного сплющенную сферу.

И вот... Жёлтый камень уже положили в этой комнате, в компании со своими друзьями, и пора бы уже выходить. Безликие, которые зашли сюда вместе с тем, кто нёс камень - уже начали выходить из этой комнаты, однако Майкл решил немного задержаться, чтобы посмотреть на всё это. Впервые он видит воочию, чтобы все эти пять камней находились в одном и том же месте... Чтобы их можно было внимательнее рассмотреть со всех сторон... Может даже, повертеть в руках. Однако, он просто решает смотреть на них и через несколько секунд на его лице медленно появляется ехидный оскал, во время того, как он так же медленно начинает тереть ладони друг об друга.

- Майкл, ну ты там скоро уже? Сам же просил, чтобы мы закончили. Или нам тебя наедине оставить, чтобы тебе дрочить на всё это было не стыдно? - спросил один из Безликих, которому, судя по всему, надоело ждать, пока выйдет Майкл.

- Слушай, имею я право хоть немного посмотреть на всё это? Я на поиск всего этого несколько лет потратил, если что. Думаешь, доставать эти камни было легко? - ответил ему Майкл.

- Я думаю, что узнать о самом существовании этих камней было тяжелее, - ответил ему уже другой Безликий.

- Да, в принципе, нет. Я уже, вроде бы, рассказывал, что я не тратил никаких сил, чтобы узнать о них. Они, можно сказать, случайно в моей жизни появились.

- Нет, не рассказывал, - подключился один из Безликих.

- Разве? - спросил у него Майкл.

- Да рассказывал, просто тебя не было в тот момент, - ответил подключившемуся Безликому другой его союзник.

- Ну, тогда расскажи ещё раз, а то я, как и остальные, горбатился над поиском этих камней и при этом почти нихрена о них не знаю. Ни названия, ни истории нахождения...

- Бл*, давай завтра, а то вы и так меня разбудили, а я ещё даже поспать нормально не успел. Хотя, из-за такого скачка адреналина - х*й я засну теперь. Ох, ладно, только в двух словах...

***

23 марта. 2001 год.

***

Это было обычное мирное утро. Даже для такой далеко не мирной банды, как "Тузы и Восьмёрки". Однако, всё это спокойствие было прервано внезапным взрывом, от которого проснулась часть ТиВовцев.

- Бл*ть, Стив, я, конечно, знаю, что ты предпочитаешь с утреца посрать от души, но мы обязательно должны это слышать, что ли? - послышался крик одного из ТиВовцев после того, как через его уши прошёл громчайший звук взрыва.

- Я вообще в кровати сейчас сплю. Точнее, спал. И я уже успел сходить посрать, - ответил ему Стив.

- Я, надеюсь, ты вставал для этого и шёл к унитазу? А то получилось бы, как...

Разговор Стива и Шона продолжался ещё где то полминуты, пока Шон всё таки не решил проверить, что произошло. Он, вместе с ТиВовцами, среди которых был и Майкл с Нейтом - вышел на улицу и начал идти к источнику дыма. Вскоре, добравшись до него, ТиВовцы увидели перед собой разбитый и дымящийся самолёт. Возле самолёта находились трупы двух пилотов, один из которых частично находился в самолёте, а частично - нет из-за того, что лежал на месте, где должно было стоять лобовое стекло, которое он же, судя по всему, и пробил своей головой. Внезапно, из самолёта начал выползать какой то истекающий кровью человек, держащий в руках два серых кейса. ТиВовцы быстро вытащили его оттуда, однако, далеко не для того, чтобы оказать ему первую помощь. Часть ТиВовцев попыталась обыскать не горящие части самолёта на наличие различных материалов, а человека тут же начали допрашивать.

- Имя... - просил Шон.

- П...по...м...ог...

- Что-то я ещё ни разу такого имени не встречал.

- Кларенс Альфред Кокс. Учёный-химик, - услышал Шон от Стива, что уже открыл один из кейсов достал оттуда несколько бумажек.

- Интересные, конечно, гости у нас. Что тут ещё у нас написано?

- Тут у нас его досье, родился в каком то там году, бла-бла-бла... Короче, ничего интересного.

- За то вот это до боли интересная бумажка, - сказал Шон, достав ещё один документ из кейса.

- И что там?

- Тут написано про какие то необычные камни. Видишь, тут на картинке их сразу пять изображено. Вот, кстати, ещё одна бумажка. На ней уже, судя по всему, написано по подробнее, но только про один камень.

- А где про остальные? И почему именно про этот камень?

- Я откуда могу знать? Хотя, тут написано, что как раз он его и разрабатывал. Кстати говоря... второй то кейс мы не проверили, - сказал Шон, после чего Стив подошёл ко второму кейсу, открыл его и увидил внутри красный камень.

- Теперь надо понять, что это вообще за херня.

- Так-с, сейчас почитаю. Короче, тут написано, что этот красный камень не похож ни на один известный человечеству материал и имеет какие то особенные свойства. Он очень крепкий, он стойкий к различным температурам, его тяжело расплавить...

- И всё? - спросил Стив, вертящий камень у себя в руках. 

- А, ещё тут написано, что он радиоактивный, - добавил Шон, из-за чего Стив резко убрал руки.

- Бл*ть, раньше нельзя было сказать?

- Ну извини, чё, - ответил ему Шон, после чего улыбнулся.

- Ну, е*ать, радиация - это не х*й в стакане, если что.

- Да откуда мы вообще знаем, как она работает и повредит ли она тебя? Непонятно вообще, на что подействовала это радиация: на пилота или на сам самолёт. Если на пилота, то х*ли этот ещё жив, тем более, после такого крушения?

- Ну, в бумажке должны же быть написаны его свойства и особенности.

- Они то может и написаны, но, судя по тому, что я сейчас вижу перед собой - я бы вот этому профессору доверять не стал. В общем, если говорить не только о поверхностных особенностях по типу прочности, то камень, судя по всему, п*здец странный и неизвестно, что от него вообще можно ждать. Такие материалы я ещё не видел ни разу, хотя у меня по химии пятёрка и я много чего видел.

- Ну, во первых, не пятёрка, а чётвёрка. А во вторых, ты её получил за то, что единственный из всего класса принёс коробку с мелом в школу, как раз прямо на урок химии.

- Ты то откуда знаешь?

- Я с тобой в одном классе учился, если что.

- Бл*ть. Я, кстати, хотел обратно этот мел сп*здить, за то, что мне четыре поставили, а не пять.

- И как бы ты его использовал?

- Ну, как вариант, обвёл бы им трупы пилотов. Или вот этого недоучёного, который, судя по всему, откинуться успел во время нашего разговора. Ладно, в общем, давайте заберём всё, что нужно, сье*ёмся и уже как раз в нашей лаборатории это всё изучим...

***

- Собственно, они изучили документы и вот этот камень, которому они не смогли дать название. В документах, конечно, было официальное название, но оно было слишком длинным. И решили они сначала, что лучшее, что можно сделать с этим камнем - это продать его, так как за него можно было отвалить немало денег. Правда, продать они его не успели, так как хотели сначала собрать целый набор, потом они уже решили продать его, но были другие проблемы, которые не позволили этому свершиться. Одна из них - та самая финальная война ТиВовцев и Мессийцев, после которой мне пришлось переезжать в отдельное логово. Кстати, именно тогда я и получил свой первый камень, а именно красный, когда забрал кейс с этим камнем внутри во время сбора вещей и самого переезда. Теперь все эти камни, коим я дал имя "Дэвидсонии" - у меня. И красный Дэвидсоний, и жёлтый, и зелёный... Все. И, благодаря этому, скоро наш главный план будет, наконец, реализован.

- Ну теперь, всё более-менее ясно. Только, один вопросик есть.

- ...

- Эмм... Типо... Дэвидсоний? Серьёзно?

Прикрепления: 7020236.jpg(105.3 Kb)



 
Vbty Дата: Четверг, 11 Июл 2019, 13:17
Звезда WWE
Сообщений: 2205
  • ***30 июня*** 

    - Ну вот и щего ты пытался этим добиться, мудак? Ты понимаещь, что я пожилой щеловек, я ветеран, мне нельзя нервнищать? У меня сердце слабое, у меня на таблетки не хватает, сука, отдай мне деньги за моральный ущерб! Я тебе какое зло сделал, брат, щто ты так не по-пацански со мной поступаешь? Несколько месяцев анального секса с полицией, Саидом, Микаиляном, и лищно с этим ебаным Шефом, щуть было не ушли коту под хвост из-за тебя. Ты вообще щто можешь в своё оправдание сказать перед Аллахом? Эше ворыт куне, ты меня слушаешь вообще? Я знаю, щто слушаешь, ахб. Я тебя как сына растил, подгузники менял, жопу тебе мыл, сиськой своей кормил, а ты решил вот так всё оставить? 

    Всё это и тому подобные изречения доносились из старенького кнопочного телефона уже на протяжении 20-ти минут, а то и больше. Бледная костлявая рука плотно прижимала его к уху, полностью закрытому длинной и прямой плетью рыжих волос с небольшой сединой, опадающих до самых плеч. Как уже все догадались, этот телефон принадлежал Курту Хоукинсу, который неспеша брёл по узким улочкам своего города, то и дело шаркая об асфальт своими стёршимися старыми туфлями, не имея то ли сил, то ли желания каждый раз поднимать ноги. Помимо обуви на нём всё также были новенькие спортивные штаны, майка, и расстёгнутая ветровка, летевшая где-то позади него по большей своей части вместе с его длинными волосами из-за ветра, поднявшегося в этот день. 
    Если говорить о погоде в целом, то сегодня на улицах было весьма пасмурно и холодно, словно лето и осень решили перенести свою дуэль на более ранний срок; и лето, получив не самый удачный, но всё ещё весьма болезненный выстрел от своего соперника, сбежало куда подальше, запрятавшись где-то в кусты, ожидая, пока осень сама плюнет на непутёвого врага и уйдёт. 
    Покрытое шрамами лицо Курта не выражало совершенно никаких эмоций, мёртвым глазом смотря вперёд, словно и второе его око потеряло способность видеть, хоть и не было напрочь вспорото и изуродовано. Но это было далеко не так, видел он получше, чем многие из нас, только вот эмоций он, кажется, лишился окончательно, превратившись в бесцельно идущий труп. Наконец, он прекратил статичную ходьбу вперёд с одной рукой у уха в неизменяемом положении, и с другой, которая лениво и расслабленно болталась из стороны в сторону, словно колышась на ветру; это самой рукой он полез в карман, откуда достал купленную недавно пачку дешёвых сигарет. Надорвав размякший картон своими шершавыми пальцами, Курт аккуратно достал одну сигарету, тут же сжав её в зубах и запихав остальную пачку в карман. Однако, прикурить ему было нечем, посему он вновь безнадёжно опустил руку, расслабив каждую мышцу в ней, и продолжил свой путь, посасывая сигарету и глубоко дыша чистым воздухом, вперемешку с выхлопами проезжающих рядом машин и ноткой сырости старых кирпичных домов. Наконец, его опустошённое сознание пропустило идущий из телефона звук: 

    - Ты понимаещь вообще, щто я таких как ты в 43-ем в пещи жёг? Ты понимаещь, щто они могли просто сообщить в полицию, щтоб тебя проверили? Ты понимаещь, щто было бы, если бы они узнали, щто ты нихуя не умер? Я тебе скажу, щто бы было: нас бы в жопу отымели, потом бы заставили отыметь друг друга, а потом посадили в тюрьму, где это бы происходило каждый день, но уже легально. Ты осознаёшь, насколько тебе повезло, щто я всё это вовремя узнал? - кричал Армен в трубку без устали. 

    - Да, да, Армен, понимаю... - тихо и невыразительно отвечал Курт. 

    - Щто ты понимаещь? Ты даже не спросил у меня, каким вообще образом я за тобой слежу. 

    - Да мне... всё равно. 

    - А деньги? Деньги - это цветы жизни, Курт. Я же ведь столько истратил, щтоб тебя из больницы выписали раньше времени, потому щто мало того, щто ты щуть из-за отравления не сдох, у тебя там ещё какие-то стращные слова мне сказали, я нихуя не понял, там жопа какая-то, сказал им, щтоб не матерились на меня. Не понимают, говорят, как ты жив ещё. Я им и сказал, щто ты на свежий горный воздух выходил щасто. 

    - Ты ведь уже забрал у меня деньги, которые тебе пришлось истратить. - мямлил Курт, посасывая
  • сигарету. 

    - А дущу? Кто вернёт мне растерзанную дущу, Курт? Кто восстановит все те раны, щто ты мне нанёс своим предательством, попытавшись оставить меня и свалить на тот свет? Пощему ты так поступаешь со мной? 

    - Тебе есть ещё, что сказать? 

    - Кунем ццнем жаж там гандон агарка! - крикнул Армен, после чего Хоукинс, наконец, отключил телефон и положил его в карман ветровки. 

    Сделав глубокий вздох, Курт продолжил идти вперёд по неизвестной ему самому причине. Он не направлялся к себе домой, да и вообще куда бы то ни было, а цель была у него лишь одна - смерть. Но что-то глубоко внутри заставляло его идти вперёд, откладывая то, к чему он так долго шёл. Это нечто важное, но при этом Курт никак не мог понять, что это всё-таки было, посему оставалось ему лишь идти вперёд, посасывая сигарету и пугая своим лицом проходящих мимо людей. Вдруг он резко остановился посреди дороги и вслух произнёс, выронив сигарету изо рта: 

    - Почему... Почему я иду? 

    - Чтобы дать мне денег! - послышался сиплый голос где-то сбоку. Обернувшись, он увидел своего знакомого бомжа, сидящего на картонке возле дома с пустой бутылкой из-под водки в руке. 

    - А... Ты ещё здесь... 

    - Нет, блять, я галлюцинация. Сейчас сяду на единорога и буду ебать тебя в жопу. 

    - Закурить будет? - сказал Курт, уже достав из пачки сигарету и поместив её во рту. 

    - Конечно, мне для тебя ничего не жалко, друг *поджигает наклонившемуся Курту сигарету спичкой*. Ну так что, мы договаривались на минет за сотку, да? 

    - Что? 

    - Не пытайся меня наебать, я не собираюсь сосать меньше, чем за сотку. Не для жидов мама цветочек растила, понял? Я воевал, блять, имей уважение, щенок! Да мы таких как ты на завтрак ели, понял, блять, сопля?... В общем, отойдём за угол, а то знакомые не так поймут, если я тебе здесь сосать начну... Я ветренар, кстати... Ну, если хочешь здесь, то доплати. - Курт молча слушал все потуги бомжа, покуривая сигарету, а затем просто развернулся и пошёл дальше, не кинув хоть какого-то взгляда на него 

    - Эй, блять! - крикнул во всё горло бомж, однако Курт не обернулся, продолжив идти, чем сильно разозлил бродягу. Крикнув ещё несколько матов ему в спину, бомж вдруг встал с насиженного картона и со всей силы кинул бутылку в уходящего Хоукинса. 

    Это был, наверняка, лучший бросок бутылки за всю его долгую жизнь. Ведь прилетел стеклянный объект чётко в затылок Курта, отрикошетив куда-то в сторону, где она благополучно разлетелась на осколки. От столь мощного удара Курт свалился на колени, а бомж тем временем лишь со страхом в глазах смотрел на него. Проведя рукой по затылку, Хоукинс посмотрел на неё и обнаружил довольно большое количество крови, а затем... Просто поднялся с колен и ушёл в неизвестном направлении, слегка пошатываясь, чем очень сильно обескуражил бомжа, севшего от этой картины на землю. 
    Куда же направлялся наш герой? После этой встречи он помочился в мусорный бак, откуда после достал недоеденный гамбургер, которым и пообедал, а затем взял свою картонку и... А, точно, Курт... 
    Он по-прежнему брёл в неизвестном направлении, только теперь уже пугая прохожих не только своим лицом, но и текущей с затылка кровью. Наконец, он остановился у одного из домов, задрав голову вверх. Медленно достав из пачки очередную сигарету, он прикурил её о ту, что была у него в зубах уже окурком, а затем произвёл успешную рокировку табачных изделий, и уже с обновлённым источником никотинового дыма принялся забираться по ржавой пожарной лестнице на крышу трёхэтажного здания, которое он даже толком не оглядел, дабы определить, какую роль оно вообще играло. Впрочем, ему это и не было особо важно, как и нам с вами... 
    Дорога наверх была довольно опасной, старенькая лестница то и дело шаталась из стороны в сторону даже под довольно небольшим весом Курта, однако его это не останавливало, и он спокойно добрался наверх. Немного походив по крыше, он спугнул всех засевших там голубей и те с громким воркованием улетели прочь, оставив его наедине со своими мыслями и дымом сигарет, стремительно появляющимся пред его лицом и также стремительно улетающим куда-то вдаль за
  • его спину, где он уже никогда не увидит это маленькое чёрное облачко, что он породил очередным выдохом. Волосы, похоже, тоже стремились отделиться от своего хозяина и отправиться в свободный полёт, настолько сильно они развивались порывами ветра на высоте. Побродив по крыше ещё какое-то время, Хоукинс принял решение сесть на краю, свесив ноги. Осматривая неспешно текущую жизнь в городе, лишь некоторые виды которого открывались ему со столь большой высоты, Курт вновь начал говорить вслух, искажённым от сжатой в зубах сигареты голосом: 

    - Я ведь пришёл сюда, чтобы спрыгнуть, наверное... Я вообще всем этим занимался, только чтобы спрыгнуть однажды. И теперь я могу это сделать... Просто наклониться вперёд и всё, но... Почему я не хочу? Я боюсь? Нет, я не боюсь. Я хочу жить? Нет, я не хочу жить после всего того пиздеца, что я натворил. Так почему я... Почему я просто не прыгну? - Курт замолк. Посидев ещё какое-то время, он ощутил желание глянуть на своё лицо, посему полез в карман за телефоном. Однако, помимо телефона он нащупал там ещё что-то. Собственно, это “что-то” он вместе с телефоном и достал. Этим оказался клочок бумажки с записями, присмотревшись к которому Курт узнал записку от девушки, благодаря которой он попал в больницу. 

    - Похоже, дело в тебе, да? Ладно... Сыграю по твоим правилам, злобная макулатура. - усмехнулся Хоукинс, начав набирать на телефоне номер с бумажки. 

    - Алло? - практически моментально вызов был принят и Курт услышал высокий женский голос по ту сторону связи. 

    - Алло... - безразлично выкинул Курт хриплым голосом. 

    - … 

    - … 

    - Ну... 

    - Да... 

    - Эм... 

    - При... Здрав... Здрасьте. - говорил он всё также безэмоционально. 

    - Здрасьте... 

    - Ага... 

    - А это... Это кто? 

    - Это я... 

    - … 

    - … 

    - К... Круто... Ну, я, наверное, пойду, у меня тут дела. 

    - Ну, в общем, спасибо за... Спасение, вроде. Я выжил... В больнице-то. И вышел из неё уже. Благодаря вам. 

    - Так ты... 

    - Да-да, я. 

    - Так что же ты сразу не сказал? Тебя уже выписали? Странно, конечно, что так быстро, ты монстр какой-то, судя по всему, сразу на ноги встал. Так, что бы... А, точно, приходи в кафе “Вялый Змей”, я сейчас там буду. Ты же знаешь, где “Вялый Змей” находится? Я серьёзно, не надо шутить про члены. В общем, ладно, по дороге спросишь, тебе ведь недалеко? Увидимся там, давай быстрее. - каким-то радостным детским тоном тараторила женщина, после чего сразу отключилась, не дав Курту произнести никакого ответа. 

    - Ну... Ладно. - сказал Хоукинс в уже оборванный звонок, положив телефон в карман, а затем выплюнул окурок изо рта. 

    *** 

    Добрался он до пункта своего назначения, который, как оказалось, находился действительно неподалёку, всего за несколько минут. Кафе представляло из себя всего лишь несколько деревянных складных столиков под открытым небом, у которых стояли два-три пластмассовых стула довольно низкого качества. До такой степени, что на некоторых можно было заметить изоленту, скрепляющую отдельные отваливающиеся участки. Каждое из этих небольших обеденных мест прикрывал огромный зонт оливкового цвета, в данный момент не имеющий никакой практической задачи в виду отсутствия солнечных лучей, лишь колыхающийся слегка из стороны в сторону от довольно сильного ветра. Стоит упомянуть, что из-за пасмурной погоды над каждым столиком, прикрываемым ещё и зонтом, нависли сумерки. Кафе, в общем-то, пустовало. Из всех тёмных уголков был занят лишь один, к которому Курт медленно подошёл, заметив его ещё на входе. 
    Происходило за этим столиком нечто, называемое конфликтом. Вернее, издалека это напоминало попытку выйти на конфликт одной стороны с другой, в виду тотального игнорирования. За столиком сидела девушка, вероятно являющая гостем данного заведения, имевшая совершенно спокойное выражение лица; рядом же стоял мужчина, который, судя по форме одежды и меню, сжимаемому в мясистой руке, являлся официантом, только вот выражение его лика было явно не из спокойных, оно являло собой весьма явный, но при этом всё ещё сдерживаемый порыв ярости, отчего лицо мужчины было красным и даже слегка тряслось.
  • Не будем особо зацикливаться на внешности этого среднестатистического лысеющего работяги, коих мы в немереном количестве видели на своём жизненном пути, упомянув лишь о том, что не смотря на заметную плешь в своей шевелюре, на лицо он был не старше 20 лет, и перейдём к сидящей девушке. 
    Длинные светло-каштановые волосы, слегка поигрывающие на ветру, опускались с головы ровными, словно начерченными по линейке, тончайшими шёлковыми нитями, которые, казалось, можно было повесить дома вместо тюли, столь тонким и прозрачным был каждый волосок. Шевелюра плотно покрывала с боков весь небольшой овал симпатичного лица, закрыв от всеобщего обозрения два миниатюрных уха, следом опадая до тонкой лебединой шеи, а затем и до узких дамских плеч. Эти же плечи продолжались в две тонкие ручки с маленькими костлявыми кистями, кожа на которых была столь тонкой и бледной, что можно было разглядеть все изгибы суставов под ней, а пальцы и вовсе напоминали вытянутые сахарные палочки, разве что с аккуратно постриженными ногтями на конце. Торс её был также строен и прям, прикрываемый мешковатым джемпером фиолетово-бордового оттенка, который был очевидно на пару размеров больше своей хозяйки, отчего в точности нельзя было сказать, выпирала это очередная складка на одежде или небольшие округлости её груди. На ноги её были натянуты весьма потрёпанные синие джинсы, закреплённые на талии чёрным еле заметным ремнём, так как, вероятно, тоже были не по размеру; а на ступнях красовались такие же поношенные кеды бело-синих цветов. Какова же она была на лицо? Тут стоит собрать воедино всё то, что возникает у вас в голове при слове “милота”. Миниатюрный нос, такие же бледноватые губы; совершенно не тёмные и не густые брови, нависшие над двумя большими карими глазами, обильно обведённых ресницами; а дополняли картину слегка пухлые щёки. Как уже стало понятно, данная особа выглядела несовершеннолетней, что подтверждалось и её ростом, не превышавшем на вид 160 сантиметров. 
    Перейдём же к происходившей в тот момент ситуации: 

    - Я всё понимаю, девушка, я понимаю, что клиент всегда прав. Но вы, маму вашу, не клиент, вы ничего мне не заплатили не даёте никаких перспектив и намёков на деньги. Вы сидите здесь уже полтора часа и ничего не заказали, я больше не собираюсь носить вам воду. Вы понимаете, что официант сломал себе член, и я вынужден работать и на кухне, как единственный повар, и здесь? - говорил мужчина, лицо которого краснело всё сильнее после каждого слова. 

    - Что, простите? - спросила девушка. 

    - Да-да, вы не ослышались. Он сломал себе член. Его жена весит за центнер, так что я даже не стал задавать вопросов, как это случилось. А самое интересное то, что он взял себе блядский больничный! А я остался здесь и не могу покинуть это место, мне нужны деньги, щекели, бабосики, мне нужно жрать. Но ирония в том, что неделю назад я пролил себе кипящее масло на пах. Прямо кипящее масло, там жарилась рыба. Я не знаю, возможно это место заколдовано на истребление членов... 

    - Я... - пыталась что-то ответить девушка. Курт тем временем молча стоял рядом со столиком, никем не замечаемый. 

    - Я, я, что я? Что я? Почему ты только о себе говоришь, блять? А обо мне кто подумает? Ты знаешь, какого получить ожог второй степени на члене и яйцах? Так мало того, что ожог, так ещё и рыбный запас не выветрился. У меня яйца сейчас напоминают подожжённую пластмассу, залупа вообще в не пойми что превратилась, так ещё и воняет рыбой, а я работаю. Я работаю, сука, с жаренным рыбным хуем и яйцами, а ко мне приходят люди и просто сидят под этими ебаными зонтами и нихуя не заказывают! - кричал официант, напоминающий уже помидор. 

    - Ой! Привет. - сказала вдруг девушка, повернувшись на Курта, который отстранённо смотрел на них потерянным взглядом 

    - Эм. Привет. - всё также безучастно ответил он. 

    - Ещё один припёрся, блять. Что, вы теперь вдвоём будете мне мозги ебать? Если да, то могу сделать вам акцию и предложить отведать жаренного пениса с ароматом тунца. - говорил официант, взмахивая руками. 

    - Садись, чего ты. - сказала девушка Курту, чьё выражение лица становилось
  • всё более потерянным. 

    - Да я... Постою, наверное. 

    - Нет, нет, что ты, братан, присаживайся, ебать, приминай свои булки на этой чудесной мебели, я вас обслужу как надо, массаж ступней сделаю, что угодно, мне же вот совсем нехуй делать, давай, друг. - говорил официант, насильно усаживая несопротивляющегося Курта за стол. Оказавшись напротив девушки, Курт произнёс: 

    - Нам надо что-то заказать, да? 

    - Да не, нахуя? Давайте лучше ещё постоим, понюхаем мой рыбный член. Мою крабовую палочку, ебать, моего карася на привязи. Морского конька моего. Корабельную мачту мою обуздаем. 

    - Ты... Что-то хочешь? - спросила девушка Курта. 

    - Эм... А ты? 

    - Да как-то не очень. 

    - Ладно, давайте... Не знаю. Два омлета, чай и кофе. 

    - Неужели! Я уже думал, что мой морской огурец успеет замариноваться у меня в штанах, пока мы тут время проводим! - крикнул официант, уже уходя на кухню. 

    - Ну что, как дела? Я удивлена, что тебя так быстро выписали из больницы после того, что случилось. Ты прямо Терминатор какой-то... У тебя и глаз один красный... Белый, точнее... А, нет, второй что-то правда красный. 

    - В общем-то... Начну с того, что я не ожидал, что моим спасителем окажется 15-летняя девочка. 

    - Мне скоро 17, вообще-то. 

    - Тебе... Тебе вот не было страшно просто подходить ко мне, не говоря уже о том, что ты мне голову держала до приезда скорой? - сказал Курт, наконец установив зрительный контакт с собеседником, пусть и всё также отстранённо. 

    - Честно говоря, немного... Но я не привыкла людей по внешности судить, я не знаю, что случилось с твоим лицом. Мне важнее было сделать так, чтобы оно не лежало под землёй в ближайшее время. 

    - Я вижу, что ты вырастешь хорошим человеком с таким отношением к людям, но... Есть такие люди, которые твоего сочувствия никак не достойны. Я один из них. 

    - Почему ты так о себе думаешь? 

    - Я достаточно долго шёл к этому суициду, немало воды утекло... Хотя, мне стоило совершить его намного раньше. Это не депрессия, мне не нужно лечение. Это было взвешенное решение, где я осознал, что не смогу жить нормально после всего того, что я сделал и всего того, что сделали со мной... Я мог бы уехать куда-то в Тибет и познавать глубины сознания, но я этого не заслуживаю, таких как я не должно быть в этом мире. Не надейся на то, что поймёшь меня и даже не пытайся думать, что я заслуживаю помощи. 

    - Хм... То есть... Ты просто сдался? Просто решил, что будет проще умереть, чем простить себя? Ты казался мне сильнее до того, как заговорил. 

    - Можешь воспринимать это так, если хочешь. Для меня самое важное в данный момент то, чтобы мы с тобой друг друга поняли: не нужно мне помогать, не нужно меня понимать, тебе даже не нужно разговаривать со мной. Забудь о моём существовании, которое и так скоро прекратится. 

    - Эм... Нееет, так неинтересно. Я хочу тебя спасти, помочь, понять. 

    - Зачем тебе это нужно? 

    - Моё хобби, скажем так. 

    - Ты, вижу, целеустремлённая, но весьма эгоистичная особа, знаешь ли... Допускать к жизни человека, опасного для общества. - с лёгкой ухмылкой сказал Хоукинс. 

    - А я не верю, что ты опасен... Ты мне кажешься довольно милым. - произнесла девушка, после чего чихнула, ткнувшись носом в руках. 

    - Ты мне тоже, но... 

    - Это сейчас был комплимент? 

    - Да, стрёмно, наверное, получить его от меня... 

    - А с чего это ты вдруг мрачным быть перестал? 

    - Впервые вижу, чтобы кто-то чихал не в ладонь, а в рукав. 

    - Ненавижу людей, которые чихают в руку. Там же, типо, бактерий дофига. Фу! 

    - А в одежду - это нормально? 

    - Ну, всяко лучше, чем заблёвывать одежду пеной, как некоторые. 

    - Хех... Я не знаю, чего ты пытаешься этим добиться, но лучше просто остановись. Тебе не нужно открывать этот ебаный ящик Пандоры. Просто дай мне закрыть его раз и навсегда, чтобы хотя бы не навредить другим, раз на себя тебе насрать. 

    - Я не думаю, что я услышу что-то, чего не видела за свою жизнь, правда. Не надо меня запугивать, я повидала некоторые вещи, хоть по мне этого и не скажешь, я далеко не мечтательная девочка. 

    - Значит, вот как у нас выходит? Что же... 

    - На,
  • блять, подавитесь нахуй. - сказал вдруг внезапно подошедший официант с двумя тарелками омлета и двумя кружками на подносе. 

    - Чего ты злой такой? - спросил его Хоукинс. 

    - Ты всё-таки жаждешь увидеть мою пожилую скумбрию, да? 

    - Поверь мне, у меня в этом плане всё намного хуже твоего. Но я, как видишь, не проявляю агрессии без повода. Может, с семьёй что? Как у тебя обстоят отношения с отцом? 

    - Мой отец в федеральной тюрьме. 

    - Оу... Какой срок? 

    - Он работает там поваром. 

    - А, ну теперь всё ясно. 

    - Пошёл нахуй! 

    - Сам пошёл! - сказал Курт в след уже уходящему мужчине, а затем уже отпил из кружки чаю и обратился к девушке: 

    - Итак, как я уже и говорил... Ты чего? - спросил Курт у своей собеседницы, которая скорчила недовольную гримасу и старалась максимально отодвинуть от себя кружку. 

    - Терпеть не могу кофе. 

    - Ну... Я тоже. - Хоукинс подвинул ей свою кружку. 

    - Спасибо. 

    - В общем, я... 

    - Узнайте родителей этих ублюдков! Узнайте этих ублюдков! Переверните там всё вверх дном, но накажите! Накажите этих мразей! Это - животные, которые недостойны жить, они недостойны дышать, они не достойны находиться на территории любой страны, даже если это трамповская помойка! - кричал официант в телефон, яростно жестикулируя в их сторону. 

    - Эм... 

    - Ой, извини, мне уже пора, договорим завтра. - сказала вдруг девушка, встав из за стола. 

    - Завтра меня уже не будет. 

    - Будешь. 

    - С чего бы это? 

    - Потому что я так сказала. Кстати, ты же не будешь свой омлет, как я поняла? 

    - Нет. - ответил Курт, после чего она с неимоверной ловкостью сложила свою и его порцию в небольшой целлофановый пакет. 

    - Спасибо... Слушай, ты можешь заплатить? 

    - Да, заплачу... 

    - Отлично! Встретимся завтра в парке, который в ста метрах отсюда, ну вот тот который, тот самый. В 13:00 ровно, и не забывай про пингвинчиков. - сказала она улыбнувшись, после чего уже быстрым шагом пошла прочь, как вдруг остановилась и подошла к Курту. 

    - Что? 

    - Мы ведь так и не познакомились. Меня зовут Шеннон. - произнесла она, протянув Курту свою маленькую руку. 

    - Блять... Ну... А меня Курт. - растерянно ответил Хоукинс, аккуратно взявшись своей рукой за эту хрупкую костлявую кисть, которая через пару секунд моментально исчезла вместе с самой девушкой, оставив Курта наедине с его мыслями и идущим сзади официантом, прячущим нож за спиной.

  • ***1 июля*** 

    Люди начинают свой день по-разному. У кого-то это сытный завтрак, у кого-то чашка кофею, у кого-то часовая процедура лежания в кровати перед окончательным подъёмом в новый день, у кого-то на первом месте гигиенические процедуры, у кого-то это глоток тёплого пива без газа из-за жуткого похмелья. В общем-то, люди весьма разнообразны в своих предпочтениях в любой сфере, однако даже среди них встречаются те, кого можно по праву назвать уникумами. Одним из них был Курт. 
    Началось его утро без всего вышеперечисленного, как уже было понятно. Открыв свои глаза, он тут же поднялся с дивана, оделся в те единственные вещи для похода на улицу, что у него были, и направился в парк, в котором и провёл последние два часа, придя раньше намеченного срока. Сидя на поскрипывающей деревянной лавочке под опаляющим солнцем, прикрыв голову капюшоном своей ветровки, который то и дело сдувался порывами пролетавшего мимо ветра, несущего за собой облако пыли вперемешку с небольшим количеством опавших листьев. В руках у него крутились собственные пальцы, а в голове лишь одна мысль: 

    - Какого чёрта я здесь делаю? - впрочем, вопрос этот так и остался без ответа, ведь часовые раздумья Курта вдруг сбило очередное снятие капюшона. Однако, на этот раз не ветром, к которому он уже привык, это были чьи-то руки. И, очевидно, подняв голову Хоукинс увидел чрез бьющие лучи солнца улыбающуюся Шеннон, которая произнесла полу-шёпотом: 

    - Привет. 

    - Ага... 

    - Ну что, пошли? 

    - Куда? 

    - Да просто походим. Тут особо делать нечего. 

    После этой фразы Курт, наконец, соизволил подняться с насиженного места, и они с Шеннон начали неспешно перемещаться вперёд по узкой асфальтированной дорожке парка, над которой в огромном количестве свисала листва заросших деревьев, уже склонившихся в почтение природе из-за своей огромной массы. Курт делал большие тяжёлые шаги, слегка пошатываясь из стороны в сторону, то и дело спотыкаясь на ровном месте; Шеннон шла с ним вровень, правда делая десятки шагов поменьше и половчее, то и дело трогая нависшие над ней ветки. Из-за узкости тропинки, шли они практически плечом к плечу... Вернее, плечом к предплечью в виду существенной разницы в росте. Хоукинс постоянно косился на свою спутницу и пытался освободить ей дорогу, хотя она каждый раз всё равно подстраивалась под его скорость ходьбы, а затем и вовсе спросила: 

    - Чего ты? 

    - Да знаешь, я как-то не очень привык гулять с 15-летними девочками, не знаю, что мне делать. 

    - Мне скоро 17... 

    - Ну, раз тебе скоро 17, предлагаю перейти сразу к делу о том, почему мы вообще не должны сейчас с тобой разговаривать. Имя Курт Хоукинс тебе о чём-нибудь говорит? 

    - Что-то слышала, вроде... Но не помню, где. 

    - Позволь мне ответить. Курт Хоукинс - это федеральный преступник, который разыскивался на протяжении нескольких месяцев после побега из Алькатраса. А месяц назад была доказана его смерть, произошедшее от рук его помощника в побеге и, соответственно, такого же федерального преступника - Майкла Дэвидсона. У Курта Хоукинса есть официально зарегистрированный двойник, который согласился на проведение пластической операции, дабы сохранить образ Курта, ибо тот помимо всего был очень известным реслером в федерации реслинга под названием TNS. На счету Курта Хоукинса множество доказанных преступлений: похищения людей с последующими их пытками, большинство из которых привело к смерти, остальные же или предпочли самоубийство, или мертвы по другим причинам, или находятся в психбольнице; убийства с последующим актом каннибализма, несколько штук; изнасилования в особо жестокой форме; нападения на отряды полиций и полицейские участки с летальным исходом для последних; воровство денег в особо крупных размерах. И это лишь доказанные преступления, убедиться в правдивости которых можно через интернет. Как ты уже, наверное, поняла, Курт Хоукинс на самом деле жив. И сейчас идёт рядом с тобой... Можешь убегать. 

    - Но ты же ведь исправился? 

    - Что значит, блять, исправился? Ты вообще осознаёшь масштабы всего того, что я натворил? Я больной ублюдок, Шеннон, я не могу
  • исправиться, таких не исправляют. Исправиться можно, если ты жвачку украл в магазине, убийства, изнасилования и пытки - это то, от чего избавится уже нельзя, они всегда будут висеть на мне. И за всё содеянное я заслужил наказание Шеннон, даже если я сейчас об этом сожалею, я всё ещё тот мудак, который дрочил оторванными потрохами людей. 

    - А ты не понёс наказания за это? 

    - Что? 

    - Ты разве не понёс наказание за то, что сделал? Довёл себя до суицида, считаешь, что не достоин жизни и сочувствия, вообще себя человеком не считаешь. На тебя смотреть жалко, ты на ходячий труп похож. Если это не худшее наказание, то я не знаю, что это. Умереть ты можешь в любой момент, это легко, это практически не больно, по крайней мере точно не сравнимо с болью, которую ты испытываешь сейчас. Понять и простить себя - гораздо более тяжёлое наказание, чем смерть. 

    - Я не собираюсь понимать и прощать человека, совершавшего всё это дерьмо, Шеннон. Возможно, так мне будет намного больнее, да. Но я заслужил смерти и должен умереть, хотя бы ради того, чтобы уж точно не причинить вред другим. 

    - Не тебе решать, кто должен умереть, если ты отказался от убийств. 

    - И кто же должен решать, когда мне умереть? 

    - Бог. 

    - А, ну ясно, вот так мы заговорили. Сразу бы сказала, что веришь во всё это дерьмо, я бы и разговаривать с тобой не стал. 

    - Если ты про религии, то я считаю их бредом. Но в Бога я верю. Мы в любом случае являемся частью какого-то эксперимента высшего существа, наблюдающего за нашими действиями и иногда влияющего на нас. 

    - Что это за бог такой, который допустил существование меня? 

    - Мы никогда не узнаем его мотивов и замыслов. 

    - Если бог есть, то он тот ещё ублюдок. 

    - Не буду спорить... 

    - Я не знаю, что тебе ещё сказать. Тебе вообще не страшно находиться рядом со мной? Я в любой момент могу сделать что угодно. 

    - Не чувствую от тебя угрозы, Курт. Просто, знаешь, я повидала некоторое дерьмо... Блин, давно хотела это сказать. 

    - И какое же дерьмо ты повидала? 

    - Я не хочу об этом говорить. 

    - Я так и не понял, что тебе нужно от меня. Да и мне, собственно, не очень важно. Я пойду завершу начатое, всего доброго. 

    - Ладно, тогда я с тобой. 

    - Что, прости? 

    - Если собираешься умирать, я с тобой. Умрём в один день. 

    - Это шантаж, или ты именно для этой цели меня вытащила? 

    - Не знаю, не знаю... 

    - Почему именно я? 

    - У меня друзей особо нет, а вот ты мне понравился. И общения со мной не избегаешь, почему бы и нет? 

    - Блять, загадочная ты женщина... 

    - Спасибо... Кстати, - схватила Шеннон его за рукав - извини, но я сегодня ненадолго. А завтра гулять скорее всего не смогу, так что позвоню тебе. Увидимся послезавтра в это же время, здесь. Пока! - сказала она, отпустив рукав Курта, после чего уже через секунду скрылась в неизвестном направлении, хлыстнув напоследок Хоукинса по ветровке своими длинными волосами. 


В этом Ортоне ты либо Невилл либо не жал руку терпиле
 
Vbty Дата: Четверг, 11 Июл 2019, 13:18
Звезда WWE
Сообщений: 2205
  • ***2 июля*** 

    Сегодняшний день мы встретим в месте, в которое не очень хотелось возвращаться никому. А именно - в квартире Курта. Время было около 9-10 часов утра, когда летнее солнышко стояло уже в самом зените, освещая бесконечным потоком тепла и света даже самые тёмные уголки города, включая и это жилище, в котором было весьма светло, не взирая на заплесневелые потрескавшиеся окна, сами по себе создающие мрак. Впрочем, освещение не сделало это помещение хоть сколько-нибудь презентабельным, напротив, теперь были видны все клочья пыли и волос, лежащие на полу, либо же витающие в воздухе. 
    Хозяин квартиры же расположился поперёк дивана, свесив свою голову вниз так, что его длинные волосы доставали до пола, собирая в себя кусочки грязи; ноги он закинул на спинку этого же дивана, отчего старая древесина даже немного просела под ними; руки же он свободно раскинул в стороны. В такой позе он провёл последние полчаса, встав за сегодняшний день лишь для того, чтобы взять косяк марихуаны, который он и сжимал во рту, изредка выпуская вверх дым. В голове снова крутилась та же мысль, что и вчера: 

    - Какого чёрта я здесь делаю? - однако на этот раз прерывать эту мысль было некому,
  • посему она перерастала в дальнейший монолог: 

    - Что, в сущности, происходит: я отказался от самоубийства из-за 16-летней девочки, при этом намерение моё никуда не пропало. Достоин ли я жить после совершённого, даже если и наказание я уже понёс? Она считает, что достоин. А кто она вообще такая, чтобы рассуждать о пощаде над убийцей? Она ведь не осознаёт, насколько ужасно то, что я сделал... Или осознаёт? И почему я вообще к ней прислушиваюсь? Допустим, я понёс наказание и останусь жить, пытаясь искупить неискупимые грехи, ладно. Могу ли я со 100-процентной уверенностью заявлять, что не начну заниматься этим снова? Пару дней назад я был чётко нацелен на самоубийство, теперь же от него отказался в силу неизвестных мне причин. Нет гарантий того, что у меня снова не возникнет желание вершить акты разрушения, я больной садист, так или иначе. В общем-то я до сих пор несу опасность окружающим, в том числе и ей самой, но она этого не понимает. Но при этом, если я умру, точно совершу очередное убийство... Почему-то я уверен, что она действительно это сделает. Получается как: пока я жив, я могу снова начать убивать; при этом, если я умру, я убью в любом случае. С точки зрения статистики, правильнее будет жить, ведь тут есть хоть какой-то шанс, что я не убью снова. А вот с точки зрения морали, что правильнее? Заслужил ли я жить - очевидно, что нет. Заслужил ли я такого отношения от неё - очевидно нет... Что ей движет вообще? Романтизация психов, может? Насмотрелась всякого говна и решила себя героиней романа почувствовать... Хотя, мне так не кажется. Блять, на основании чего я делаю выводы, если знаю её два дня? - впрочем, бесконечный диалог Курта с самим собой прервал на сей раз звонок по телефону. Посмотрев на экран, он глубоко вздохнул и, подождав ещё секунд 20, наконец, нажал на кнопку с фразой: 

    - Привет, Шеннон. 

    - Ну что, как у тебя там дела? 

    - Да знаешь... Обломовщина. 

    - Ну ничего, завтра же встретимся. 

    - Почему ты считаешь, что встреча с тобой приносит мне радость? 

    - Потому что я крутая. 

    - Тебе самой-то ещё не надоело этим заниматься? 

    - Не-а. 

    - Твои родители вообще в курсе твоего хобби? 

    - Не думаю, что мёртвые могут быть в курсе происходящего у нас. 

    - Оу... Ты, получается... В детском доме? Или у родственников? 

    - Родственников как-то нет особо. Я какое-то время была в детском доме, но там плохо, так что я договорилась с одним знакомым мужиком, чтобы он меня удочерил. Его зовут Дэйв, он вроде нормальный. 

    - Ну а Дэйв не в курсе происходящего? 

    - Нет. Вообще, мы практически никогда не общаемся. Дэйв постоянно ездит по командировкам, а когда не ездит, подрабатывает в каком-то баре... Пуэбло-Бухало, что ли... В общем, мы с ним видимся пару раз в месяц, он мне денег немного подкидывает, да и я живу в его квартире в основном, он за неё платит. В общем, у меня своя жизнь, у него своя. 

    - Заебись у тебя, конечно, опекун. 

    - Не, ну а что. 

    - Да действительно, почему бы не пустить 16-летнюю девочку в самостоятельную жизнь. Отличная идея, как по мне. 

    - Волнуешься за меня, да? 

    - Пока я жив, я волнуюсь вообще за всех людей в округе. И это твоя вина. 

    - Может накажешь меня? 

    - … 

    - … 

    - … 

    - Эм... Ладно, пока, до завтра. - быстро сказала Шеннон, сбросив звонок. 

    - Мне кажется, то, чем я занимаюсь, ещё более неправильно, чем я думал... 

    Произнёс Хоукинс, после чего вдруг выплюнул изо рта самокрутку, согнувшись в приступе кашля, от которого свалился с дивана. Будучи уже на полу, через несколько секунд он уже откашлял несколько капель крови, моментально впитавшихся в толстый слой пыли. 

    ***3 июля*** 

    Как уже понятно, Шеннон и Курт вновь медленно шагали по слегка потрескавшейся асфальтированной дорожке парка, прикрываемые сзади веером своих распущенных волос, трепещущих на ветру. Хоукинс, безнадёжно опустив голову, уже смирился с происходящим и шёл с ней на одном уровне, в очередной раз спросив: 

    - Может всё-таки объяснишь мне свои мотивы нормально? 

    - Зачем? 

    - Ну, мне нужно хотя бы знать, что ты понимаешь, что в случае, если я захочу вновь убивать, ответственность
  • будем нести мы оба. 

    - А я вот тебя не понимаю... 

    - Ну, что поделать с этими женщинами. Сама их терпеть не могу. 

    - Предпочла бы родиться мужчиной? 

    - Наверное, да. Можно не брить ноги, нет месячных... Лифчик не нужно носить. 

    - Ну, тебе и так его не нужно носить... - тихо сказал Курт, отвернувшись в сторону, после чего сразу получил в меру мощный удар маленьким кулачком в плечо. Усмехнувшись, Курт произнёс: 

    - Извини. 

    - Нет. - резко ответила Шеннон. 

    - Ну, ладно, может дашь мне умереть, наконец. 

    - Ага, конечно. 

    - ...Знаешь, откуда эти шрамы? - спросил Курт, почесав лицо. 

    - Откуда? 

    - Некоторые незначительные, которые раскинуты по всему лицу - в основном от перестрелок или из-за драк. А самый большой, который лишил меня глаза, как видишь, нанёс мне один человек по имени Дин Эмброуз. Это был... Плохой человек. В какой-то степени похож на меня. Но он об этом не знал, думая, что является хорошим человеком. И тогда я рассказал ему об этом, после чего изнасиловал и убил его мать у него на глазах. 

    - А что с ним сейчас? 

    - Он мёртв. Сам попросил меня его убить, потому что не хотел быть таким. Можешь найти в инете статью про него, если хочешь. 

    - Понятно. 

    - Ты до сих пор меня не боишься? 

    - Не-а. Мне вообще уже кажется, что это ты меня боишься. 

    В ответ на это Курт лишь громко выдохнул и повернул голову на дорогу, по которой они уже в течение получаса мотали круги, не взирая на людей в округе, слегка недоумевающих от столь необычной пары. Впрочем, через пару минут молчаливой прогулки, Курту пришлось остановиться, ведь его буквально держали за волосы. Обернувшись, он не увидел никого, однако, слегка опустив голову вниз, заметил, что держала его Шеннон, из-за чего он лишь недоумённо спросил: 

    - Что ты делаешь? 

    - Просто редко вижу мужчин с длинными волосами... Правда, их всё же нужно... Ну, знаешь... Мыть иногда. 

    - Спасибо за совет, блять. 

    - О, давай я тебя заплету. 

    - В смысле? 

    - Садись. - сказала она, буквально насильно схватив Курта за запястья и отведя к лавочке, на которую он и был посажен. А затем подошла к нему сзади, проведя своими тонкими пальцами меж его волос, чтобы они расправились. 

    - И что ты будешь делать? 

    - Не знаю, попробую что-нибудь красивое сделать. - сказала Шеннон, начав выкручивать его волосы, параллельно расчёсывая добытым из кармана гребешком. 

    - Ну, попробуй... 

    - Эм, Курт. 

    - Что? 

    - У тебя тут на затылке рваная рана... Нормальная такая, по размеру. И ты её, судя по всему, не обработал. А пора бы уже, она начала гноиться. 

    - Да мне как-то всё равно. 

    - Завтра пришлёшь мне фотку. 

    - Как я обработал рану? 

    - Да. 

    - Шеннон... 

    - А? 

    - В чём смысл жизни? 

    - Ну, объективного ответа не существует, для каждого он свой. Проще говоря, мы всё равно не узнаем, как устроен этот мир, мы не обладаем таким разумом и вряд ли когда-то будем. Так что смысл жизни в том, чтобы получать от неё удовольствие. 

    - И что же делать людям, которые получают удовольствие от страдания других? 

    - Ну... Найти другие цели в жизни, их очень много может быть. 

    - Нет. Дело в том, что это далеко не так просто, как ты думаешь. Желание нести страдания не сравнится ни с одним другим человеческим, каким бы сильным оно ни было, никогда. Человека, который хочет убивать, не остановит ничего, потому что это уже не человек, это просто бездушная тварь, нацеленная на одно. И, если оно этого не выполнит, то только по причине собственной смерти, которой тоже будет радо. Да, человек может исправиться, но вот сколько трупов ему для этого понадобится? Пара-тройка? Десятки? А в моём случае это были сотни. Что делать с такими людьми, если не убивать их, Шеннон? 

    - Любого человека можно понять и исправить, мы не в праве решать, кому жить, а кому умереть. Любой человек достоин того, чтобы его поняли, поддержали и наставили на правильный путь, даже если он совершил много ужасного. 

    - Если мы не в праве решать, кому жить, а кому нет, то почему мы позволяем ублюдкам вроде меня это делать вместо того, чтобы от них избавиться? 

    - Я не говорила, что мы должны им это
  • позволять, нет, это ужасно. Таких людей нужно ограждать от общества и проводить с ними работы, не допуская совершения убийства. К сожалению, нет возможности предостеречь всех, но стоит понять, что и возможности всех переубивать нет. И да, я не спорю, что бывают люди, которым по каким-то причинам нельзя помочь совершенно никак, только в таком случае будет уместна безболезненная смерть, раз они сами будут всю жизнь страдать, при этом не имея возможности заняться чем-то другим. Ты не относишься к этим людям, Курт. 

    - Ладно, я понял тебя, ты против убийств, если человек соображает хоть что-то. В моём случае существует ещё одна загвоздка: ты ведь понимаешь, что я сейчас должен отбывать пожизненный срок? 

    - Нет. Я не считаю систему тюрем хоть сколько-нибудь эффективной и оправданной, её надо значительно переработать. Хотя, конечно, проще просто затолкать человека за решётку, дать ему тарелку каши с водой и заставить работать сутками напролёт. 

    - Знаешь, у меня в школе лучший друг был на тебя похож. Такие же речи задвигал... Правда, его за это частенько гнобили. Причём, учителя. 

    - Хорошо, что я не хожу в школу. 

    - В смысле не ходишь? Ты уже куда-то поступила? 

    - Не-а, просто бросила где-то год назад. Неинтересно там. 

    - И как ты собираешься дальше жить без образования? 

    - Также, как и сейчас. Дэйв будет мне помогать. А если мне что-то нужно, я и сама денег зарабатываю нормальное количество. На самом деле довольно много всякой работы, где не нужно образование. Машины там помыть, с детьми посидеть, собаку выгулять, всё вот это. Я в основном по ним и бегаю целыми днями. 

    - И ты собираешься этим всю жизнь заниматься? 

    - Ну, а что мне ещё остаётся. Учиться я не собираюсь, образование - такой бред на самом деле. Мне нравится, чем я занимаюсь. 

    - Загадочное ты создание, Шеннон. 

    - Всё, готово! - радостно сказала она, выйдя, наконец, из за спины Курта. Потрогав свой затылок, Хоукинс обнаружил там приличной длины аккуратно заплетённую косу. Встав с лавки, он прокрутился на месте и спросил: 

    - Ну как? 

    - А тебе идёт... Только вот, мне уже пора. Ты не обижаешься? 

    - Обижаюсь. 

    - Не обижайся. - жалобно сказала Шеннон. 

    - Ладно, не буду. 

    - Тогда, пока. Я тебе позвоню. 

    - Позвони...

  • ***5 июля*** 

    На сей раз город встретил нас своим вечерним платьем горящих окон многоэтажных кирпичных домов, за каждым из которых происходила тысяча и одна семейная история и драма; выжимающих газ водителей на стареньких автомобилях, которые стремятся как можно быстрее добраться до своего жилища с ненавистной, но хорошо оплачиваемой работы; нависшего над улицей натяжного потолка всходящей Луны и тёмно-синих небес. 
    Курт стоял близь одного из множества тёмных переулков, облокотившись спиной о стену, скрестив ноги между собой, а руки на груди. Волосы его были распущены и заметно более чисты, хоть и соприкасались в данный момент с невероятно пыльным домом. Издалека можно было разглядеть лишь небольшой трепещущий огонёк сигареты, которую Курт сжимал в зубах. Впрочем, он вскоре выплюнул её, затушив ботинком, ведь на горизонте его весьма ограниченного зрения появилась Шеннон, вприпрыжку идущая к нему. Оказавшись на расстоянии полуметра, она остановилась. Отойдя от стены, Курт пристально посмотрел, осознав вдруг, что она который день подряд приходит в одном и том же, после чего спросил: 

    - Ты одежду хоть когда-нибудь меняешь? 

    - А что? 

    - Да просто как-то странно, обычно девочки твоего возраста часто меняют гардероб. По крайней мере, я так думал. 

    - Как, например, менять? 

    - Ну, не знаю. Одела бы платье там. Или просто юбку с каким-нибудь верхом, который не свисает до колен, как твой джемпер. - сказал Курт, после чего Шеннон вдруг подошла ближе и взяла его за воротник, а затем, поднявшись на цыпочки сказала: 

    - Что, хочешь увидеть меня в юбке? 

    - Отойди от меня. - произнёс Хоукинс, сделав шаг назад. 

    - Лаадно, пошли. - усмехнулась она, направившись вместе с Куртом вперёд по ночным дорогам. 

    - На кой хуй тебе вообще эта вечеринка сдалась? 

    - Ну, не знаю. Надо в люди потихоньку выбираться. Мне, конечно, и тебя хватает, но нужны ещё знакомые, может, ещё работу найду. 

    - А я-то тебе зачем? Ты одна идти боишься или что? 

    - Ну вообще-то... Да... 

    - Господи, куда я попал. 

    - Да ладно тебе, будет ве... - хотела была сказать Шеннон, как вдруг была повержена внезапным приступом зевоты. 

    - Не выспалась? 

    - Есть немного. 

    - Потому что нечего вести переписки с подозрительными мужчинами до 4-ёх часов утра... Ещё и на такие темы. 

    - Мне было интересно. 

    - Я думал вы в этом возрасте ещё в куклы играете... 

    - Бывает иногда, когда делать совсем нечего. А что? 

    - Бля, я думал, что я здесь псих. 

    - Эй. 

    - Мы, кажется, пришли уже. 

    И действительно, наши герои в этот момент подошли к зданию ночного клуба, куда получила приглашение Шеннон по чистой случайности в благодарность от очередной пенсионерки, чей внук один из главных организаторов сего действия. Само строение представляло из себя весьма жалкое двухэтажное зрелище, буквально разваливаясь на глазах на кирпичи, а окна были и вовсе выбиты, что, впрочем, не мешало громкой музыке сомнительного качества валить из них с огромной громкостью вместе с мерцающими цветами и порой вылетающими наружу бутылками и окурками. Над деревянной дверью, закреплённой изолентой и доской с гвоздями, висела неоновая табличка с названием клуба “Дохлый Тушканчик”. 
    Описывать происходящее после входа этих двоих в клуб попросту не получится, ведь никто из находившихся там людей, в сущности, не понимал, что вообще происходит. По всем этажам царил хаос из дёргающейся кучи людей, мерцающего с огромной скоростью света и играющей с невыносимой громкостью музыки. Практически сразу Шеннон крикнула что-то Курту, чего он не услышал и тут же растворилась в толпе. Сам же Хоукинс лишь молча отправился искать место потише, пробираясь сквозь шумящую толпу. В конце концов им был найден свободный участок с двумя стоящими диванами и столиком, на котором расположился кальян. На одном из диванов сладким сном храпел парень с дредами и в тёмных очках, посему Курту оставалось лишь удобно расположиться на втором, последовав пути его предшественника и закурив. 

    *** 

    - Всё хорошо, Курт? 

    - Вроде да... Хорошо. 

    - Тебе всё нравится? 

    - Наверное... Да... Кто ты такой? 

    - О, это неважно.
  •  Главное, что сейчас всё хорошо. 

    - Может всё-таки скажешь, кто ты? 

    - Не думаю, что мой ответ тебя удовлетворит. 

    - Что происходит? Где я? 

    - Это зависит от того, с какой перспективы взглянуть на ситуацию. С твоей перспективы, в данный момент ты практически в раю. С моей - в чистилище. А есть третья сторона, с перспективы которой ты уже в аду. Ты понимаешь, о чём я? 

    - Я не знаю, что происходит, но если ты собираешься что-то с ней сде... 

    - Не беспокойся, она в безопасности. Воспринимай мои слова не как предсказание, а как предостережение, я не пытаюсь тебе навредить. Просто, будь осторожнее, хорошо? А сейчас тебе пора отсюда уходить... 

    *** 

    Открыв глаза, Хоукинс первым делом увидел свисающее над ним лицо Шеннон, которое щекотило его опавшими вниз волосами. Со всех сторон в уши по-прежнему била громкая музыка, а мерцающий свет сильно слепил его только что открытые глаза. Курт крикнул, пытаясь перебить шум: 

    - Что-то случилось?! 

    - Пошли отсюда! Мне надоело, и я спать хочу! 

    - Да ты же сама сюда рвалась! 

    - Я не думала, что тут так плохо! Разговаривать тут никто не хочет, музыка отстой! Меня ещё и облапали на танцполе. 

    - Кто?!?! - спросил резко Курт, поднявшись с дивана в сидячее положение. 

    - Да откуда я знаю, там толпа была! Пошли, короче! - сказала Шеннон, после чего моментально схватила Курта за руку, выбежав с ним из злосчастного “Дохлого Тушканчика”. Оказавшись на улице, оба первым делом начали глубоко дышать. Курт же и вовсе схватился за уши и спину, согнувшись в три погибели, чем вызвал насмешку своей спутницы, на что ответил: 

    - Вот, посмотрю я, как ты будешь ржать, когда состаришься. 

    - Ой, да ладно тебе... Лучше скажи: до дома меня доведёшь? А то уже совсем стемнело. 

    - А где ты живешь? 

    - Километров за семь отсюда. 

    - Блять... У тебя есть деньги на такси? 

    - Д... Нет... Похоже, из кармана вытащили. 

    - Ну, заебись. Мы пока пешком дойдём, уже рассвет будет... 

    - А ты где живёшь? 

    - Ты серьёзно? 

    - Ну а что ещё делать? 

    - Я могу отвести тебя к себе, но у тебя нет никаких гарантий, что я тебя не изнасилую. 

    - Ну, вообще-то есть... Ты мне вчера про это рассказал. 

    - Про что? 

    - Ну... Про то самое... 

    - Я... Я правда про это рассказал? 

    - Ага. 

    - Ладно, пошли. 

    Всю дорогу до берлоги Курта, он старался попросту поддерживать Шеннон в бодрствующем... Хотя, скорее просто не до конца спящем состоянии. Таким образом они и добрались до места сегодняшнего ночлега. Хоукинс, зайдя в квартиру первым, быстро повключал везде свет, после чего уже запустил Шеннон, которая первым делом перед заходом в гостиную, спросила: 

    - Обувь снимать? 

    - Да тут на пол насрать можно, хуже не станет. Заходи... В общем-то, извини, я не знаю, что тебе можно предложить, есть только диван. Если хочешь перекусить, то я могу... - говорил Курт, отвернувшись в стену, отвлёкшись от которой, он увидел, что Шеннон уже тихо посапывала на старом неразложенном диване, свернувшись калачиком. 

    Он хотел было что-то сделать или сказать, однако решил просто остановиться. Посередине комнаты, ещё раз на неё взглянув. Сняв, наконец, свою ветровку он аккуратно укрыл Шеннон, которая тут же в неё завернулась, словно в одеяло. Вздохнув, Курт отправился на кухню, где, сев на стуле, благополучно заснул, упав лицом в стол. 

    ***6 июля*** 

    Людям порой сложно отрывать своё лицо с пролежня, образовавшегося на мягкой постели за ночь. Мышцы расслаблены, мозг ещё до конца не проснулся, а подушка кажется мягкой, словно облако, посему многие бы так и не встали с кровати, будь их воля. Однако, если вы думаете, что при других условиях сна человеку легче проснуться, вы сильно ошибаетесь. Курт провёл всю ночь, лёжа лицом на твёрдом и грязном деревянном столе, но, проснувшись от звука льющейся воды, всё равно долгое время не мог вернуться в сидячее положение, так как шея и позвоночник ужасно болели. Впрочем, через несколько минут любопытство взяло своё и, захотев узнать источник звука, Курт с чудовищным хрустом откинулся на спинку стула. Перед его взором первым делом предстала тарелка на столе, на которой
  •  расположился кусочек хлеба, разрезанный на две части, на каждой из которых был нанесён столь тонкий слой клубничного джема, что просто впитался в мякиш. Подняв голову чуть выше, он уже увидел Шеннон, выключающую воду в раковине, которая и была источником шума. Рядом на тумбочке стояла гора чистой посуды: 

    - Привет. - сказала она, сев напротив него. 

    - Ага... А зачем ты... 

    - Не люблю беспорядок. Ну, и надо же было куда-то завтрак положить. Вообще, завтра устроим тут генеральную уборку. 

    - Как скажешь, начальник... - безнадёжно произнёс Хоукинс, смотря на то, как Шеннон быстро уплетает один из кусочков хлеба, после чего смотрит на него: 

    - А ты чего не ешь? 

    - Не хочу. 

    - Ешь давай. 

    - Лучше на потом оставлю. И так еды мало. 

    - А почему у тебя холодильник пустой, кстати? 

    - Мне весьма проблематично устроиться на работу с моим прошлым. 

    - Просто делай как я. Деньги всегда будут. Короче, открывай рот. - буквально насильно затолкав в Курта пищу, Шеннон быстро помыла тарелку из-под хлеба и следом за своим спутником вышла на кухню в гостиную. Она довольно быстро нашла себе удобное место, усевшись на подоконнике у открытого окна, скрестив ноги. Хоукинс же начал рыться в одном из отделений тумбочки, через минуту отойдя от неё с фразой: 

    - Закончились... 

    - Что закончилось? 

    - Неважно. 

    - Важно. 

    - Ладно, я курю траву. И она у меня закончилась. 

    - Ты наркоман? 

    - Бывший. Раньше я долбил всё подряд, теперь только её. Трава, по сути, не наркотик, это как обычные сигареты. 

    - Ну, а где ты её обычно берёшь? 

    - У одного старого знакомого... Во всех смыслах этого слова... Хочешь пойти со мной? 

    - Ты мне дашь попробовать? 

    - Нет, конечно. Но, думаю, тебе там понравится. 

    - Даже не знаааю... 

    - Там бесплатный вкусный чай. 

    - Ладно, я в деле. 

    *** 

    Впервые за месяц Куртом была открыта эта дверь в параллельный мир, где время застыло на месте и не имело никакого стремления идти вперёд; мир, где люди смотрели в своё затемневшее от старости окно будто на другую Вселенную, которая с невообразимой для них скоростью мчалось вперёд, с каждым мгновением приближая их скорое забвение и отправку на бесконечную свалку истории, где через скорое время их уже завалят новыми материалами и никогда не окопают. 
    Придержав огромную, но при этом достаточно хрупкую дверь, Курт позволил войти Шеннон, а затем оказался внутри и сам, поместив огромную деревянную конструкцию на место с чудовищным скрипом и летящими во все стороны брызгами застоявшейся влаги и вылетевших старых щепок. В лавке, как всегда, не смотря на солнечную погоду снаружи, царил абсолютный мрак и сырость, освещаемый лишь двумя масляными фонарями, раскачивающимися на потолке, из-за потока случайно залетевшего ветра, вызванного дверью. Сделав глубокий вдох, Курт вновь ощутил запах прогнившей древесины, лакированных головных уборов, свеже-сваренного чая из антикварного чайника, и просто запах благородной старости. В этом месте никогда ничего не менялось, насколько мы помним. Посему, Джимми, как всегда, стоял за кассой с серьёзным видом, периодически поправляя хвост из своих кучерявых волос на затылке. Спиной к выходу посередине помещения стоял сгорбленный трясущийся старик в смокинге, опирающийся на свою трость практически всем телом. Шеннон тем временем подошла к Курту вплотную и взяла его под руку: 

    - Ты чего? Испугалась? - шёпотом спросил он. 

    - … Ага... Тут стрёмно.- также шёпотом ответила она. 

    - Да не ссы ты, это же просто тёмное место с дедом. 

    Вышеупомянутый дед тем временем начал совершать повороты на месте, всё сильнее вдавливая трость в гниющие половицы, отчего они проседали даже под его небольшим весом. Наконец, спустя минуту ему удалось развернуться на вход своим лицом, которое с каждым приходом Курта всё больше становилось похоже на одноглазый чернослив. Сделав глубокий вдох, Филипп начал говорить тихим хрипом: 

    - Здравствуйте... Сэр Хоукинс... Наша прошлая встреча прошла не... при лучших обстоятельствах.... И кто это с вами? 

    - Привет, Филипп. Знаешь, кое-что изменилось. 

    - И.... что же? 

    - Я... 

    - Это хо....рошо
  •  или.... плохо? 

    - Не нам судить, Филипп. 

    - И правда.... Бог рассудит... И всё же, что.... вы привели за гостя? 

    - Её зовут Шеннон. 

    - О, юная леди.... Позвольте произвести.... устаревший жест этикета.... 

    Сказав это, Филипп начал медленно шагать вперёд в непонятном направлении, по итогу сдвинувшись от выхода на пару метров влево, где, стоя у стены, протянул вперёд свою сморщенную костлявую руку. Курт с Шеннон молча посмотрели друг на друга, после чего Хоукинс аккуратно положил руки на её плечи и подвинул в сторону старика, шепнув ей на ухо: 

    - Не сжимай слишком сильно... А лучше вообще не сжимай. - и затем произошёл жест рукопожатия. Шеннон, будучи единственным человеком в помещении, кому Филипп доставал своей макушкой хотя бы до подбородка, внимательно осмотрела его лицо, которое было столь морщинистым, что эмоции его можно было понять только по фразе, которую он следом произнёс: 

    - Я бы рад наклонит.... ся и поцеловать вашу руку, но.... Боюсь, не смогу разо...гнуться обратно... Простите бесполезного старика... 

    - Всё хорошо. - сказала Шеннон, отпустив его трясущуюся кисть. 

    - Филипп, извини за наглую просьбу, но... В прошлый раз я возместил тебе ущерб намного больше нужного. У меня сейчас проблема с финансами, не мог бы ты мне подарить один циллиндр? 

    - Конечно, Сэр Хоукинс..... Присаживайтесь... Джимми, налей гостям чаю-с... 

    Сказав это, Филипп удивительно быстрым для себя шагом побрёл к двери, Курт с Шеннон тут же уселись за небольшой чайный столик, где Джимми налил им в кружки как всегда свежезаваренный высококачественный чай. Те несколько минут, что Филипп шёл в коморку, происходило молчаливое чаепитие, пока Курт не заметил, что стоящий на кассе Джимми не сводил с него глаз, из-за чего он спросил: 

    - Что? 

    - Ничего. Просто, не знал, что у тебя есть дочь. 

    - Она не моя дочь. 

    - Оу... Ну, не переживайте, я никому не расскажу. - сказал кассир, подмигнув. Шеннон уже открыла рот, чтобы что-то ответить, однако была перебита соседом по столику: 

    - Не надо. Просто не надо... Чай то хоть вкусный? 

    - Ага... Наверное, лучший из всех, что я пила. 

    - Опыт решает. Его тут, кажется, столетиями заваривают... 

    ***3 сентября. 1924 год*** 

    Действительно, наш герой был прав. Как сейчас пред нашим зрением предстала пара, попивающая чай, так и почти столетие назад здесь происходило то же самое, с чаем по тому же рецепту. Правда, люди были совсем другие. 
    Происходило это в исправно работающем уже несколько лет магазине шляп Сэра Барджмана, в один из немногих выходных дней, спонтанно вдруг появившихся в этом заведении, работающем семь дней в неделю. Сэр Барджман сидел за небольшим чайным столиком, приобретённым пару месяцев назад на рынке у одной странной старухи, вместе со своим давним другом, носившим имя Уинстон. Они вдвоём попивали чай, изготовленный лично Сэром Барджманом по давнему рецепту его семьи, передающемуся из поколения в поколение. Между ними происходил диалог, полное содержание которого, увы, неизвестно: 

    - … Я не знаю, что мне с ними делать, Уинстон. Эти подонки всё продумали слишком хорошо... У тебя есть предложения? 

    - Извини, я не хотел тебе говорить... Но со мной произошло в точности то же самое. Конечно, не такое ужасное, как с тобой, но... Меня тоже изрядно потрепало. И я тоже ничего не смог сделать, друг. Кажется, нам придётся играть по их правилам. 

    - Уинстон, мы клялись, что такого никогда не будет. 

    - Мы сделали всё возможное, старик... Тут это уже зависит не от нас, пойми... 

    *** 

    В нашем же времени Шеннон и Курт уже покинули пределы магазина. Курт держал одной рукой цилиндр, второй пытаясь вырвать днище, за чем с интересом наблюдала его спутница. Справившись, он поймал налету несколько пакетиков, с молниеносной скорость распихав их себе по карманам. Молча одев шляпу на голову Шеннон, Курт улыбнулся от её забавного вида, продолжив путь дальше. 

    ***7 июля*** 

    Опустим большую часть происходящего в тот чудесный день. Несколько часов генеральной уборки запущенного жилища Курта с организацией получше, чем на подготовке к военному штурму, мало кого
  •  заинтересуют. Скажем лишь, что очищено было абсолютно всё: окна, кухня, стол, ванная, диван, полы, стены, душа. 
    Усталые Курт и Шеннон сидели на диване с ручьём пота, текущим вниз по всему телу, пытаясь отдышаться. Шеннон молча сложила голову на плечо Курта: 

    - Не прижимайся ты, и так жарко. - недовольно сказал тот. 

    - Да нормально, бывало и хуже. 

    - Знаешь, обычно, чем ты дольше знаешь людей, тем больше узнаёшь о них, больше их понимаешь. У нас же с тобой диаметрально противоположная ситуация, с каждым днём я тебя всё больше не понимаю. Я вообще нахожусь в шоке от происходящего. Кто ты, чёрт возьми, такая? 

    - Давай ты расскажешь мне, а я тебе. 

    - Что тебе рассказать? 

    - Ну, про своё прошлое. Почему ты вообще стал делать то, что делаешь. 

    - Я не хочу, чтобы у тебя появился ко мне жалость после моего рассказа. 

    - Ну тогда и я не буду ничего объяснять. 

    - Ладно, будь по-твоему... 

    *** 

    - ...вот так я и решил убить себя, наконец. 

    - Понятно. 

    - Тебя это не удивляет? 

    - Я ожидала чего-то подобного. 

    - Ладно, теперь твоя очередь. 

    - Хорошо. В общем-то, я с рождения была в приюте, биологических родителей не знаю. Когда мне было 3 года, меня усыновил мой приёмный отец. Как ты уже понял, он меня всему этому и научил, что тебя так удивляет... Он был хорошим человеком, большую часть времени занимался тем, чем я занимаюсь с тобой. Его иногда называли Святым Николаем, потому что он был на Гоголя похож. Я даже не могу представить, сколько он денег отдал на всё... Ну и... Где-то год назад его убили. Просто внезапно, непонятно из-за чего. Убийцу так и не нашли... Просто постучали в дверь, он открыл и его забили до смерти чем-то по голове. От неё вообще ничего не осталась... Когда я вышла, там была просто каша на асфальте... 

    - Шеннон... 

    - А? 

    - Как звали твоего отца? 

    - Кайл. А что? 

    - … Да нет... Ничего... 

    - Ладно, я уже пойду. Пока, Курт. 

    - Пока... 

    Шеннон быстро встала с дивана и также моментально вышла за пределы квартиры. Курт же после её ухода медленно подошёл к тумбочке, откуда достал три самокрутки, одновременно их закурив трясущимися руками, после чего вслух сказал: 

    - Вот значит от кого ты всего этого набралась...... Блять... Блять... Блять...


Прикрепления: 0140201.jpg(20.9 Kb)


В этом Ортоне ты либо Невилл либо не жал руку терпиле
 
MichaelDragon Дата: Четверг, 11 Июл 2019, 23:20
Звезда WWE
Сообщений: 2278
Прикрепления: 2303451.jpg(353.7 Kb)



 
JaniVall Дата: Воскресенье, 14 Июл 2019, 14:12
Букер
Сообщений: 1673

Шоу Total War в Маями начинается с долгожданной для публики музыкальной темы Питера МакДжонса, которого так давно не было на экранах

Следом выходит Унитаз, сопровождаемый Зейном.


 
Форум фанатов WWE » Симулятор реслинга » Игровой раздел » TOTAL WAR. Арена (Место, где каждое воскресенье проходит ТВ-Шоу.)
Поиск:

Сайт независимый! Мы не являемся официальными представителями промоушена. К работе сайта коммерческие структуры отношения не имеют. Design by koOlZz.
Русский сайт о реслинге WWE «WWE-SHOW.COM \ PWNEWS.NET» 2012-2019.

01Обратная связь
02Мобильная версия
03Команда сайта