Войти | Регистрация
РАЗВЕРНИТЕ МЕНЮ
Модератор форума: Vbty, MichaelDragon, NeDaFi, JaniVall  
Форум фанатов WWE » Симулятор реслинга » Игровой раздел » TOTAL WAR. Арена (Место, где каждое воскресенье проходит ТВ-Шоу.)
TOTAL WAR. Арена
Kvoterbek Дата: Среда, 12 Дек 2018, 23:04
Букер
Сообщений: 388
Здесь происходит матчи, фьюды которых развивались в Твиттере.
 
Mousei Дата: Воскресенье, 14 Июл 2019, 15:33
Комментатор
Сообщений: 282
3. Зейн проводит суперкик Алистеру, а затем подзывает к себе Омегу. Оба берут в руки по стулу  и наносят им удары. Затем они поставили стул в центре ринга. Омега поднял Алистера на плечи, а затем скинул прямо в РКО от Зейна.

Adieu, perdant
Мы справедливость!
 
Mousei Дата: Воскресенье, 14 Июл 2019, 15:36
Комментатор
Сообщений: 282
3. Омега пробивает чопы по телу Брайана и после финального сильного удара, Артем разогнался и провел Slingblade, Омега продолжает свою атаку поднимая Дракона на канаты и проводя Avalance Revers Suplex с дополнительным Falcon Arrow. Затем проводит Чик Кик, но не долго думая дополнительно добавляет Реверс Франкенштайнер

Adieu, perdant
Мы справедливость!
 
DanielGrayson Дата: Воскресенье, 14 Июл 2019, 15:38
Рестлер
Сообщений: 468
3. Как только Зейн проводит RKO на Алистере, сзади подлетает Брайан, и стулом бьет его в затылок, а затем и Омегу. После этого, Дэниел выходит за ринг, достаёт стол, закрепляет его между клеткой и рингом, заходит обратно на ринг, поднимает Зейна на бомбу, и выкидывает его за ринг в стол.
 
NeDaFi Дата: Воскресенье, 14 Июл 2019, 15:44
Звезда WWE
Сообщений: 212
2. Блэк заметил, что Омега слабо стоит на ногах, поэтому он переключил свое внимание на него, но в последний момент Зейн преградил его путь. Они сцепились и оба упали в рингсайд. Через минуту возни голландец оттолкнул от себя противника. Дэниел забрался на угол ринг и готов помогать своему другу. Блэк разбежался для гарпуна, а Браян одновременно с приятелем провел dropkick. Стенка клетки вылетела, а Зейн лежит без сознания Black Dragon в полном составе начал забираться на вершину клетки. Поскольку Икс лежал в нокауте, за ними последовал Омега. Оказавшись на вершине - все втроем начали сражаться. Омега пытался отбиться от троих, но безуспешно. Через минуту его вытеснили на край клетки. Блэк вдруг остановился и начал кричать во все горло: " А сейчас мы кое что вам покажем. Называется "Полет Дракона". Смотрите и наслаждайтесь". Браян отошел на пару шагов, взял разбег и провел Running Knee. Блэк же в свою очередь спрыгнул с клетки вслед за Артемом. В полете он перевернул Омегу, закрепился на его спине, уперся коленями в голову и завел руки назад. Омега упал прямо на стол комментаторов и отключился. Блэк довольно быстро пришел в себя, схватил Омегу и начал тащить его в ринг, попутно избивая по разным частям тела. Оказавшись у другой стенки, Алистер провел Powerbomb от чего стенка слетела. Затолкнув Артема в ринг, который уже пришел в сознание, Алистер толкнул его в угол. Омега пытался бежать на голландца, но Блэк провел Cutter, перекатился через голову оппонента и замкнул Dragon Slayer

Взращённый в тенях тенью и останется

 
JaniVall Дата: Воскресенье, 14 Июл 2019, 15:49
Букер
Сообщений: 1713
Зейн проводит суперкик Алистеру, а затем подзывает к себе Омегу. Оба берут в руки по стулу  и наносят им удары. Затем они поставили стул в центре ринга. Омега поднял Алистера на плечи, а затем скинул прямо в РКО от Зейна. Как только Зейн проводит RKO на Алистере, сзади подлетает Брайан, и стулом бьет его в затылок, а затем и Омегу. После этого, Дэниел выходит за ринг, достаёт стол, закрепляет его между клеткой и рингом, заходит обратно на ринг, поднимает Зейна на бомбу, и хотел было выкинуть, но друг подоспел на помощь. Омега ловит Зейна и отбрасывает в сторону, после пробивает чопы по телу Брайана и после финального сильного удара, Артем разогнался и провел Slingblade, Омега продолжает свою атаку поднимая Дракона на канаты и проводя Avalance Revers Suplex с дополнительным Falcon Arrow. Затем проводит Чик Кик, но не долго думая дополнительно добавляет Реверс Франкенштайнер.
Блэк заметил, что Омега слабо стоит на ногах, поэтому он переключил свое внимание на него, но в последний момент Зейн преградил его путь. Они сцепились и оба упали в рингсайд. Через минуту возни голландец оттолкнул от себя противника. Дэниел забрался на угол ринг и готов помогать своему другу. Блэк разбежался для гарпуна, а Браян одновременно с приятелем провел dropkick. Стенка клетки вылетела, а Зейн лежит без сознания Black Dragon в полном составе начал забираться на вершину клетки. Поскольку Икс лежал в нокауте, за ними последовал Омега. Оказавшись на вершине - все втроем начали сражаться. Омега пытался отбиться от двоих, но безуспешно. Через минуту его вытеснили на край клетки. Блэк вдруг остановился и начал кричать во все горло: " А сейчас мы кое что вам покажем. Называется "Полет Дракона". Смотрите и наслаждайтесь". Браян отошел на пару шагов, взял разбег и провел Running Knee. Блэк же в свою очередь спрыгнул с клетки вслед за Артемом. В полете он перевернул Омегу, закрепился на его спине, уперся коленями в голову и завел руки назад. Омега упал прямо на стол комментаторов и отключился. Блэк довольно быстро пришел в себя, схватил Омегу и начал тащить его в ринг, попутно избивая по разным частям тела. Оказавшись у другой стенки, Алистер провел Powerbomb от чего стенка слетела. Затолкнув Артема в ринг, который уже пришел в сознание, Алистер толкнул его в угол. Омега пытался бежать на голландца, но Блэк провел Cutter, перекатился через голову оппонента и замкнул Dragon Slayer.

Омега, от 1 до 3




Сообщение отредактировал JaniVall - Воскресенье, 14 Июл 2019, 15:53
 
DanielGrayson Дата: Воскресенье, 14 Июл 2019, 16:00
Рестлер
Сообщений: 468
2
 
JaniVall Дата: Воскресенье, 14 Июл 2019, 16:07
Букер
Сообщений: 1713











 
MichaelDragon Дата: Воскресенье, 14 Июл 2019, 16:46
Звезда WWE
Сообщений: 2304
14 июля. 2019 год. Чикаго.

***

- *звук нажатия на кнопку*... Объект ССКД-5, эксперимент номер 84: "Одновременное взаимодействие испытуемого объекта со всеми объектами типа ССКД". В ходе эксперимента показано идеальное взаимодействие данного объекта с каждым из похожих с ним одновременно, благодаря чему объект МСДД-1 выполнит свою задачу максимально успешно. Каждая догадка насчёт каких либо взаимодействий объекта ССКД-5 с остальными - была успешно подтверждена. Объект готов к использованию. * звук повторного нажатия на кнопку*... Записал? - послышался голос одного из Безликих, одетого в специальный костюм, что секунду назад вещал в диктофон и теперь обращается к своему коллеге, одетому в такой же костюм, который должен был записывать все сказанные слова, дабы информация об эксперименте была записана ещё и в письменном формате.

- Бл*ть, - получил он в ответ.

- Что не так, Аарон?

- Слушай, Джордж, тебе никогда не говорили, что из тебя получился бы отличный баттл-рэпер на битах? А то из-за твоей охренеть, какой медленной диктовки - я остановился ещё на слове "эксперимент". Причём, каждый раз это происходит. Каждый раз мне приходится переспрашивать, что ты сейчас сказал, потому что я так в уме не читаю, как ты вслух. Сейчас ты вообще решил положить х*й на то, что с тобой есть кто-то ещё и тупо начал косплеить Эминема. Серьёзно, почему ты не пошёл в рэп с такими умениями, тем более, учитывая твою внешность, с которой ты бы там был, как родной? - издевательски спросил Аарон, в ответ на что Джордж снял свой шлем, под которым виднелась голова кареглазого темнокожего мужчины лет тридцати с тёмной и густой, но при этом - коротковолосой бородой, что соединена с усами.

- На самом деле, если заглянуть глубоко внутрь себя, то... Да... Я, ведь, действительно хотел стать рэпером. Я, ведь, ещё с детства увлекался этим. У меня даже был кассетный плэер, подаренный мне моими родителями на мой День Рождения, вместе с кассетой с песней "Still D.R.E.", которая мне настолько сильно понравилась, что мне пришлось устроиться на работу, чтобы зарабатывать деньги, дабы иметь возможность покупать кассеты, так как родители мне не давали карманных денег. Вскоре, я бросил работу и начал просто воровать деньги у родителей, из-за чего я достаточно часто получал по шее от родителей и их обещания, что они сломают мой плэер вместе с кассетами. И хоть я и был уверен, что они их не найдут, так как я очень хорошо их спрятал - они всё же нашли их и сломали. Плакал я сутками напролёт из-за этого и у меня появилась депрессия на этой почве. Я, ведь, всего лишь хотел хотя бы немного приблизиться к Снуп Доггу, Тупаку... 50 Центу, в конце то концов. Глянь на меня. Я же его копия! Я мог бы прославиться за счёт этого! У меня было всё, чтобы быть, как он. Всё... кроме малейшей возможности стать тем, кем я хочу быть... И теперь... Я провожу какие то сраные эксперименты над какими то сраными камнями! Ты думаешь, что мне приятно находиться в этом костюме, внутри которого п*здец, как жарко? Ты думаешь, что я хочу находиться здесь? А, бл*ть?! Я мог построить успешную карьеру рэпера! Я мог стать тем, кем я всегда хотел стать, но в итоге я занимаюсь... Этим! Зачем, объясни мне? Зачем я это делаю?! Ради чего я вообще живу, бл*ть?! А?!

- Эмм... - растерянно ответил ему Аарон.

- Но... всё таки есть у меня одна цель и, клянусь, я не посмею умереть, пока её не выполню!

- И... что за цель?

- Зае*ать тебя до смерти своим быстрым диктованием, - вдруг ответил ему Джордж, громко рассмеявшись.

- Бл*ть, пошёл ты на*уй! Я думал, ты мне тут душу излить решил.

- А что, ты реально поверил во всю эту муть с тем, что я хотел в детстве стать рэпером?

- Ну... ты чёрный... тяжело не поверить.

- Прекращай уже мыслить стереотипами в стиле: "Если чёрный, то сразу рэпер". Меня из-за этих навязанных стереотипов уже зае*али полицейские, которые постоянно пытаются меня поймать, думая, что я преступник. Хотя, это действительно так, учитывая, в какой банде я сейчас нахожусь, но... Бл*ть, всё равно обидно.

- Вообще, с твоим потенциалом, действительно можно было пойти в рэп. Как минимум, из-за твоего сходства с 50 Центом.

- Да что я бы там сделал? Все сразу бы поняли, что перед ними, как говорится: "фэк" и я был бы, как любой начинающий рэпер. То есть, как долбо*б, который, крича на весь дом, зачитывает свои текста про тёлок, тачки и наркотики. Ты прикинь, если бы это мама моя услышала? Я бы уже тогда попробовал мыло на вкус. Так что, максимум, что я бы сделал - это, веселья ради, насрал бы на клумбу, чтобы все подумали, что это сделал 50 Цент.

- Вот это, кстати, хорошая идея. Или можно снять гей порно с тобой, чтобы все подумали на 50 Цента.

- Нет, давай лучше, всё таки, остановимся на варианте с клумбой. Я не испытываю настолько большой ненависти к нему... Максимум - если бухой буду в сопли.

- Так, е*ать, Джорджу больше не наливать, - вдруг послышалось со стороны, где находился Майкл, что подходил к этим двоим, находясь в спец-костюме.

- Бл*ть, как же ты вовремя появляешься, - поприветствовал его Джордж.

- Знаю. Ну что, вы тут уже закончили?

- Да, эксперимент прошёл успешно, взаимодействие с камнями - подходящее. Правда, Аарон ни*уя не записал про последний эксперимент.

- Насрать, потом запишет. Ну, собственно, раз уже всё проверено - можно переходить ко второй стадии. *Свист*. Пять человек, подойдите сюда - сказал Майкл, после чего в лабораторию спустилось пятеро Безликих в спец-костюмах.

- Уже всё готово?

- Да. Принесите остальные кейсы, - сказал Майкл, показав пальцем на секретный проход, после чего Безликие надавили на стену, в следствии чего она открылась. Затем - четверо вошли в комнату и взяли четыре кейса, после чего они поставили их на стол к кейсу для жёлтого камня, пока Майкл закрывал тайный проход в стене. В это время, пятый Безликий вышел из лаборатории и вскоре вернулся в неё, держа ещё один такой же по материалу, однако отличающийся по размеру кейс, отверстие в котором не подходило ни для одного из камней. Подождав, пока пятеро Безликих уйдут, плотно прикрыв за собой дверь в лабораторию - Джордж достал каждый из камней и начал расплавлять каждый из этих камней поочерёдно, превращая их агрегатные состояния из твёрдого в жидкий, заливая это всё в достаточно вместительную колбу. Сначала, Джордж переплавил жёлтый камень и залил его в колбу. Затем он переплавил красный камень и вылил его на жёлтую жидкость, из-за чего жидкости смешались и окрасились в оранжевый. Затем - в эту жидкость был вылит превращённый в жидкость фиолетовый камень, который, своим появлением, заставил всю жидкость резко подняться по колбе, однако быстро остановиться, после чего - опуститься до прежней высоты, пока сама жидкость, тем временем, окрашивалась в чёрный цвет. После - в ход пошёл синий камень, который заставил жидкость запениться и окраситься в тёмно-синий. Последним остался зелёный камень, от добавления которого из колбы пошёл дым, а жидкость окрасилась в сине-зелёный. После приготовления жидкости - Майкл подошёл к кейсу, что не подходил ни одному из камней, после чего раскрыл его и оказалось, что кейс открывается особенным способом, ведь он открывался не сверху, а сбоку. Открыв кейс - можно увидеть, что каждое из отверстий на любой из двух сторон представляет из себя половину колбы, содержащей вещество из пяти переплавленных Дэвидсониев. Сверху около места стыка двух половин кейса находятся две половины ручки, каждая из которых имеется на своей половине кейса. Благодаря этому, можно было схватиться за обе половины ручек одной рукой, будто это одна цельная ручка и не бояться, что кейс раскроется при его переносе. Джордж аккуратно положил колбу с жидкостью в кейс, после чего закрыл его и они, вместе с Майклом, что нёс этот самый кейс - вышли из лаборатории и пошли в комнату, что находится намного ниже лаборатории, да и любой комнаты, что была в логове. Совершив несколько десятков шагов - эти двое всё же спустились по ступенькам и дошли до неизвестной нам двери. Майкл отдал Джорджу кейс, после чего снял со своей руки перчатку, приспустил спец-штаны и достал из своего кармана ключ, после чего засунул его в замочную скважину, провернул влево пару раз и вытащил ключ, после чего положил его обратно, одел штаны, перчатку и только тогда открыл дверь в комнату, ещё более секретную, чем комната с камнями. Само помещение представляло из себя мало, что. Обычная ничем не примечательная комната, которая, впрочем, была огромных размеров и главным экспонатом в ней был куб, находящийся справа. Куб был накрыт тёмным шелковым полотном и вкупе с тёмным освещением - само полотно заметить было не так уж и легко. Однако, полотно выделялось тем, что под ним было что-то выпирающее, под чем стоял деревянный стол с отвёрткой и ножницами на нём, к которому как раз и подошли Майкл и Джордж. Джордж поставил кейс, похожий на куб, стоящий рядом, на этот стол, в то время, как Майкл приподнимал полотно и под ним виднелся этот самый куб, видимая часть которого была практически полностью чёрной, имея на себе небольшие детали, окрашенные в белый цвет, а также серебристая ручка, к которой был подключены две лески, что вёли к открывающему механизму во внутрь куба. Майкл подошёл к кейсу и открыл его, в то время, как Джордж взялся руками за ручку куба, после чего начал нажимать вниз, из-за чего ручка начала смещаться именно в этом направлении и только тогда открылась сама дверца, которую эта ручка открывала. Открыв дверцу, можно было заметить выглядывающий конец трубки на фоне зелёного освещения внутри самого куба. Майкл достал жидкость и залил её в эту трубку, после чего она пошла по ней во внутрь куба. Колбу он положил обратно в кейс. Затем, Джордж закрыл дверцу, взял отвёртку и начал откручивать винты, на которой держалась ручка, пока Майкл отрезал лески ножницами. Отделив ручку от куба, тем самым убрав любую возможность открыть дверцу - они положили ручку на стол и сняли перчатки с рук и шлемы с голов, протерев со своих лбов пот обратными сторонами ладоней.

- Получается... всё? - спросил Майкл.

- Да. Всё уже готово, так что в этой комнате нам больше не придётся что либо...

- А камеры?

- Бл*ть, точно.

- Ладно, иди позови пацанов, сейчас всё сделают, - сказал Майкл, после чего Джордж тут же вышел из комнаты и через минуту в комнате появилось два совершенно других Безликих.

- Я надеюсь, что мне сейчас не придётся опять стоять тут на протяжении нескольких часов, охраняя эту е*ень? - сходу спросил один из Безликих у Майкла, показав на накрытый полотном куб.

- Ну, пока что у вас будет подвижная работа. Замените эти камеры на те, что имеют получше качество и поменьше размеры. Они где то на складе должны валяться.

- О*уеть интересно, - получил он в ответ.

- Ну, а тут где то была табличка с надписью "Курорт"?

- Нет, но за то я что-то не видел тут таблички с надписью "Освенцим".

- Значит, увидишь её в газовой камере, если не выполнишь работу.

- Нахрена мы вообще тут нужны, если тут есть камеры?

- Для дополнительной безопасности. В нашем деле это - главное. А теперь - заменяйте камеры и меньше п*здежа, а я пока более важными делами займусь, - сказал Майкл, после чего бросил ключи от двери одному из Безликих, забрал кейс, вышел из комнаты и начал идти по ступенькам вверх.

- Важные дела, бл*ть. Х*йню какую то, наверняка, пошёл смотреть, а ля "Папины дочки", - отреагировал один из Безликих.

- Пошел на*уй, - получил он в ответ от Майкла, который, на тот момент, отошёл от них не так далеко.

- Ладно, давай уже снимать камеры, - сказал один из Безликих, после чего он подвинул стол поближе к камере, встал на него и начал до неё дотягиваться.

- Бл*ть, сколько времени ты уже этим занимаешься?

- Ты, по моему, этот вопрос мне каждый раз задаёшь, когда нас тут оставляют и с того момента, как ты спросил - мало, что поменялось. Как было четыре года, так и осталось.

- До годовщины там скоро уже?

- Да, как раз через месяца два должна быть. Вон, лови камеру, - Безликий, что был на столе - бросил камеру Безликому, что стоял на полу, после чего он поставил её на землю, пока первый Безликий подвинул стол к другой камере.

- Мда... Не так я себе представлял жизнь преступника.

- Ну а х*ли ты хотел. Должны же быть ещё и второстепенные лица, которые занимаются не особо весёлой работой. Правда, не ясно, почему таковым являюсь я. Я ведь в школе был самым точным стрелком. Однажны я поспорил со своим другом, что собью шляпу одному челу из нашего класса с помощью камня на расстоянии нескольких метров. О, ещё камера.

- И как? Попал?

- Да. Правда, в голову. Но, учитывая, что он у*бком был тем ещё - я рад, что так всё получилось. Правда, он меня потом от*издил... Ну, не всем историям заканчиваться хэппи-эндами. На, лови ещё камеру.

- А может хоть когда всё будет готово на сто процентов - нам не придётся заниматься подобной дичью?

- Не думаю, конечно, так как защищать там будет нечего, но я уверен, что какой то объект для защиты нам обязательно найдут. Во, всё, последняя камера, - сказал Безликий, после чего слез со стола.

- Ну всё, относи камеры.

- Может ты со мной сходишь?

- А Майкл нам п*зды не даст за ненахождение на посту?

- Я уже сотню раз сбегал, пока он по делам ездил, так что и в сто первый раз сработает.

- А если кто-то придёт сюда и обнаружит... вот это? - спросил Безликий, показав на куб.

- Кто? У нас дом кишит нашими ребятами, а об этой штуке никто, кроме нас, не знает.

- Ну, даже не знаю...

- Слушай, ну тебя не зае*ало это стояние на одном месте на протяжении нескольких лет? Ты глянь вообще, что ты охраняешь. Е*учий статичный объект, о существовании которого никто не знал. Так почему ты думаешь, что именно в эту минуту об этом кто-то узнает?

- Ты вообще понимаешь, что мы охраняем?

- Да, понимаю. Но чем это отличается от того, что мы охраняли на прошлой неделе? Или на позапрошлой. Всё равно, об этом никто не знает, так что хоть в собранном, хоть в разобранном виде - ты охраняешь статичную х*йню.

- Ты точно уверен, что нас не спалят?

- Ну даже если Майкл и захочет глянуть в камеры, то они у нас в руках, так что давай, пойдём. За одно поможешь мне отнести эти и принести новые камеры, я две ходки подряд делать не собираюсь, - сказал Безликий, после чего они оба взяли камеры в руки и начали выходить из комнаты.

- Кстати, ты мне так и недорассказал ту историю.

- А, ну да. Короче, прихожу я обратно - весь в грязи, обблёванный. И тут меня видит в таком виде Майкл, а потом замечает, что... - закрывает Безликий дверь в эту комнату на замок. На лестнице ещё слышны какие то звуки, однако разобрать, что конкретно говорится - нельзя.

Тем временем, комната ожидает, пока к ней вернутся двое Безликих с новенькими камерами, однако этой комнате приходится принять нежданного гостя, ведь, внезапно - одна из стен начинает открываться, словно дверь и в комнате появляется тот, кого не ждали больше всего - Абдулла Мясник...

***

23 июня. 2019 год.

***

- Томми, Томми, нет, бл*ть, нет! Томми! Дыши! ТОММИ! - кричит Абдулла, пытаясь закрыть рану, из которой ручьём течёт кровь, однако понимает, что уже поздно, после чего следует громкое рыдание Мясника, ведь за всё то время, что Абдулла провёл в туалете - тело Томми уже успело окоченеть и немного побелеть.

- Друг... Прости... Я... Не успел... Я... - пытался что-то сказал Абдулла мёртвому Томми, однако из-за массы всхлипов - не мог выговорить хотя бы одно предложение внятно.

- Я же просил их... Чтобы они нас оставили... Чтобы мы могли просто уйти... И... Забыть об этом, как о страшном сне... Почему? Это всё, чего я просил... - Абдулла начал становиться всё злее вытирая слёзы с глаз.

- Сейчас мы узнаем... Почему они это с тобой сделали... Я им за тебя кишки выпотрошу, Томми...

Абдулла, с появляющимися слезами на щеках и со злостью в лице достал телефон и начал набирать Армену и как только он услышал, что Армен принял его звонок - Абдулла начал разговор первым, не дав ни слова сказать Армену:

- ЗАЧЕМ?! С*ка, зачем? Объясни мне, зачем ты это сделал? У меня была всего лишь одна просьба: оставить нас с Томми в живых! Я отдал тебе всю информацию, что у меня была и я попросил только одно мизерное желание: "пожалуйста, оставь нас с Томми в живых". Мы просто хотели забыть об этом всём, съе*аться из этого проклятого места и жить нормально! Х*ли мы вообще вам сделали?! Я дал тебе всё, что нужно. Я выполнил своё обещание. Но какого х*я передо мной лежит мёртвый Томми?! Почему?! НА*УЯ ТЫ ЕГО УБИЛ?! Тебе это нравится, бл*ть, да? Тебе нравится, как из-за тебя страдают люди, с*ка, а?! Нет, бл*ть, ты не мог спокойно следовать нашему договору. Тебе надо было мне подострать, да? Оставить невинных людей крайними. Объясни, почему? Зачем ты это вообще делаешь?

- Бл*ть, я тут слущайно нажал на кнопку удержания разговора, нищего не слыщал. Можещь повторить, щто ты сейщас сказал?

- ПОЧЕМУ ТЫ УБИЛ ТОММИ, БЛ*ТЬ?! ПОЧЕМУ?! - чуть ли не навзрыд кричал Абдулла в трубку.

- Томми? Так мы ж его не убивали. Ты сам сказал этого не делать.

- А КАКОГО ТОГДА Х*Я У МЕНЯ ПОД НОГАМИ ЛЕЖИТ ЕГО ТРУП, С*КА?!

- А, я понял, в чём проблема.

- И в чём? В том, что ты, монстр е*учий, всадил ему пулю в лоб?!

- Нет. В общем, на одной из тощек, где я продавал щебуреки - ко мне подощёл щеловек, который в этот день поминал друга, который умер лет десять назад. В общем, слово за слово и оказалось, что друг у него умер ощень болезненной смертью. В общем, были они в огороде у его бабки и она попросила покопать картощку. Дали им лопаты, прищли они с ним к этой картощке и тут у друга появляется в голове идея: "А прикольно будет, если я сяду на щеренок от лопаты, правда?". Мой клиент даже не успел его остановить, как его друг сел на щеренок от лопаты и у него кровь из глаз пощла. Может, ты тоже сел на что-то подобное и полущил проблемы со зрением, из-за щего перепутал трупещник одного из солдат карыча со своим бойфрендом, а?

- НАХ*Я ТЫ УБИЛ ТОММИ, БЛ*ТЬ?!

- Да не убивал я никого, зае*ал. У тебя камеры тут должны быть. Если хощешь - посмотри. Там даже я говорю, щтобы его не убивали. Всё, если это - единственная прищина, по которой ты позвонил мне, то ответ свой ты полущил и больще нам общаться не о щем. А этот номер я советую тебе выкинуть из своей головы, белящик...

***

Несколько минут спустя

***

Абдулла, тем временем, сидит в комнате видеонаблюдения. Благо, несколько камер каким то чудом сохранилось после всего того мяса, что было сегодня и было видно всё, что нужно было знать Абдулле. Армен, как он и говорил - действительно остановил Нейта, который хотел убить Томми, после чего все трое о чём то беседовали на протяжении пары минут... Стоп... А где Майкл?

Абдулла переключил назад и увидел, как Майкл самым первым из всех покидает эту комнату. Он переключает вперёд и видит, что Майкл самым последним покинул бункер с каким то кейсом в руках и... пистолетом. Мясник переключается на другие камеры и видит, как Майкл, выходя из какой то комнаты - пристрелил Томми и стал возле него, сказав: "Ну что же... Теперь союзников у карыча точно не осталось" - чего не было слышно на самой записи, однако Абдулле и без этого было достаточно.

- С... С-С-С... С*ка... Ничего, Томми... Ничего... Скоро он отправится к тебе... Чтобы ты показал ему, что такое Ад... - прерывисто говорил Абдулла, дрожащими руками доставая из какого то шкафчика большую карту, которая сохранилась у него ещё с охоты Стинга на Курта и Майкла. Абдулла раскрывает карту и видит на ней огромнейшее количество логов Майкла с подробной информацией о каждом из них.

- Ничего, Томми... Скоро всё будет... Где он там ошивался в последнее время?

***

Как уже можно понять: Абдулла пришёл сюда не просто так. Однако, он появился в логове... А что ему дальше делать? Ничего нигде не видно. Поэтому, Абдулла достаёт фонарик, включает его, пытается обвести им всю комнату и, наконец, он находит место, куда ему дальше нужно идти. Дверь, что ведёт к ступенькам. Абдулла подходит к этой двери и пытается её открыть, однако она оказывается закрытой. Абдулла достаёт отмычку из кармана и пытается взломать замок. Он засовывает отмычку в скважину и начинает прокручивать, однако она тут же ломается. Вторую отмычку постигает та же участь.

- Бл*ть, я точно сюда попал? - говорит Абдулла, смотря на кусочек оторванной карты, на котором обозначена вся информация насчёт логова. Внезапно, осматривая карту, свет от фонаря падает на то самое полотно, что закрывает собой огромный куб. Несмотря на цвет полотна - Абдулла его замечает, хоть и не сразу, после чего начинает водить фонариком по нему, однако ничего особенного не находит. После безуспешного осматривания полотна, он решает заглянуть под ту часть, что находится недалеко от двери и первое, что он видит перед собой, помимо самого куба - это достаточно широкую выпуклую платформу на нём. Попытавшись с ней повзаимодействовать, Абдулла узнает, что это - крышка, под которой что-то прячется. Абдулла открывает крышку и видит перед собой кнопочный циферблат, находящийся слева, а справа он видит красный экран, на котором изображено восемь нолей. После каждой второй цифры есть какая то буква, однако Абдулла не сильно обратил на это внимание, так как тут же глянул в карту и увидел, что одна из дверей в этом логове имеет кодовый замок, который возможно расшифровать, набрав правильный код. Благо, у Абдуллы был написал правильный код от двери прямо на этой карте. Единственная дверь, что находится рядом с циферблатом  - это дверь, замок которой пытался взломать Абдулла. Однако, Мяснику показалось странным, что дверь на кодовом замке имеет замочную скважину. Возможно, это чтобы запутать врагов? А может и нет? Абдулла не знал, что и думать. Всё, что у него было - это карта с информацией о наличии двери в логове, плюс код к ней, сама дверь, что находилась перед Абдуллой и циферблат с экраном, что были слева. Абдулла понимал, что скоро сюда могут прийти и поэтому нужно было срочно решать, что делать: ломиться или бежать. Абдулла метался из стороны в сторону, не зная, что ему делать. Попытавшись достать карту ещё раз в поисках дополнительной информации - Абдулла случайно достал вместе с ней фотографию Томми, на которую тут же обратил внимание и не смог отвести взгляд с нее. Смотря на эту фотографию, он вспоминал о том, как видел его мёртвое, побелевшее тело... Лицо, в котором виднелась лишь безысходность... Запись, как Майкл стреляет в Томми и превращает его в это... Абдулла опустил голову, набрал воздуха в грудь и прошептал:

- Томми... Друг... Всё ради тебя... - после чего он начал набирать код на циферблате, каждая цифра которого отображалась на экране... Ноль. Семь. Ноль. Два. Три. Три. Ноль. Девять.

- Томми... Всё ради тебя... Друг... - прошептал Абдулла, после чего дрожащими руками нажал на кнопку "ОК", уже предвкушая ту бойню, что ожидается в ближайшую минуту. Абдулла тут же взялся за ручку двери... и дверь не открылась. Она была, как вкопанная. Абдулла с недоумением глянул на экран с кодом и тут же, на его глазах, произошло кое что странное... Код, что был на экране - изменился. Причём, изменился он не сильно. Теперь на экране красовалось 07023308. Странности на этом не закончились, так как через секунду код снова поменялся, уже на 07023307. Через секунду произошло то же самое.

- Это что ещё, бл*ть, за х*йня? - удивлённо спросил Абдулла, после чего ещё раз схватился за ручку и постарался подёргать дверь, однако не было никаких сдвигов. Затем, Абдулла начал тыкать разные кнопки на циферблате, однако ничего не менялось. Значение кода так и продолжало уменьшаться, а Абдулла так и продолжал тыкать на самые разные кнопки на циферблате. Вскоре, он понял, что из этого ничего не получится и просто начал пялиться в экран с кодом, не понимая, что ему делать... Пока, вдруг, не заметил, что код 07023300 превратился в 07023259. Абдулла, долго и с недоумением смотря на экран - наконец, решил обратить внимание на буквы, что стояли после каждой второй цифры. После второй цифры была видна буква "д". После четвёртой - "ч". После шестой - "м". После восьмой - "с". Значение на экране, тем временем, продолжало медленно, но верно приближаться к восьмёрке нолей. Абдулла, понимая, что этот циферблат ему никак уже не поможет - закрыл крышку и застелил всё поднятым полотном. Абдулла начал подходить к другому концу этого куба, чтобы найти что либо уже на другой стороне, однако, внезапно, он слышит неразборчивые голоса двух людей, исходящие из обратной стороны двери, в которую Абдулла так ломился. Поняв, что один против двоих он может и не справиться, да и логово он, судя по всему, знает ещё очень плохо - Мясник решает сбежать через тот секретный ход, через который он сюда попал. Дверь в комнату начала открываться и Абдулла успевает выбежать из логова, плотно закрыв за собой секретную дверь, после чего Мясник начал бежать из этого логова через лес как можно быстрее.

- ...Вот так вот я чуть не лишился своего правого яичка, - закончил свою историю один из двух Безликих.

- Е*ать, конечно, история. Ты, кстати, не боишься, что сейчас эта история повторится, только под удар попаду ещё и я?

- Ну, ты где то видишь подключённые камеры? И я не вижу. Так что всё, не бзди и подключай камеры...

***

Прошло уже приличное количество времени... Абдулла смог собрать всю свою волю в кулак и преодолеть несколько километров. Не без падений в грязь лицом, конечно, но ему всё же удалось пройти такое расстояние. Мясник полностью выдохся, однако ещё был жив и мог хоть как то перемещаться. Убедившись, что сзади никого нет - он сменил стиль ходьбы на черепаший. Всё, что перед ним было - это заасфальтированная дорога, которую ему нужно было перейти. Абдулла начал переходить дорогу, однако уже на середине пути его лёгкие давали о себе знать, из-за чего он выдыхался даже во время обычной ходьбы. Однако, вдруг справа от него появился свет от двух фар, который летет прямо в в Абдуллу. Это был чёрный джип, от которого Абдулла попытался уйти вправо, но на этой стороне дороги на всей скорости ехала огромная фура, что мчалась навстречу джипу. Абдулла начал идти влево, однако джип также начал поворачивать влево. Абдулла пошёл направо, но джип также повернул направо. Абдулла резко пошёл налево, но джип повернул в сторону Абдуллы. Поняв, что джип сейчас собьёт его - Абдулла побежал направо, в надежде перебежать фуру, с которой столкнётся джип, если будет пытаться задавить Абдуллу, но вдруг кто-то вылез из джипа с пистолетом и сделал несколько выстрелов Абдулле прямо в лёгкие, из-за чего он перестал двигаться и стал лёгкой мишенью для водителя, однако, Абдулла успел увидеть лицо стреляющего водителя, из окна машины которого послышалось громкое:

- СТРАЙК!

- Бл*, Майкл, страйк - это, вроде, десять кеглей, а не одна.

- Да ты глянь на него. Он сам, как десять кеглей. Которые ещё, почему то, двигаются, кстати... Поуправляй-ка машиной пока, - сказал Майкл, после чего вылез из окна и произвёл ещё несколько выстрелов в живот и конечности Абдуллы, который упал замертво после этого.

- А это кто вообще? - спросил Безликий у Майкла.

- А х*й знает, у него рожа в каком то дерьме была.

- Может стоит глянуть, кто это?

- А может нам ему ещё первую помощь оказать? - сказал Майкл, после чего нажал на педаль газа сильнее и вскоре из его вида пропало лежащее на дороге тело Мясника.

Однако, этого было недостаточно, чтобы убить Абдуллу. Мясник переживал и не такие выстрелы и поэтому он гордо поднялся, однако, так как его оттолкнуло в сторону половины дороги, на которой ехала фура с бензином - она сбила Абдуллу и перевернулась, чуть ли не взорвавшись, придавив собой Абди. Но... И этого Мяснику оказалось мало. Покорчившись от боли, он, пересилив себя, начал сдвигать с себя фуру и у него даже получалось это делать.

- Дэ... вид... сон... Я... с-с-с... с*ка... добе... русь... до... те... бя... - хрипел озлобленный Абдулла, кашляя кровью и стаскивая с себя фуру, однако, склон, что находился около Абдуллы и машины, из-за чего фура начала резко съезжать вниз вместе с придавленным Абдуллой и из-за мощного удара об землю - фура взорвалась вместе с Абдуллой...

Прикрепления: 8446914.jpg(105.3 Kb) · 4428780.jpg(20.9 Kb)



 
Vbty Дата: Среда, 17 Июл 2019, 20:34
Звезда WWE
Сообщений: 2209
  • ***8 июля*** 

    - Ты знаешь, что такое безумие, Курт? 

    - Повторение одних и тех же действий раз за разом в ожидании нового результата. 

    - Твоя точка зрения имеет место быть, но я хочу сказать тебе не совсем об этом. 

    - И о чём же тогда? 

    - Я не могу поведать тебе этого, если ты сам ещё не понял. 

    - Кто ты такой? 

    - Чтобы понять, кто я такой, тебе нужно ответить на четыре вопроса. Первый: где мы сейчас находимся? Второй: почему ты до сих пор жив? Третий: чем ты планируешь заниматься дальше? И последний: цель нашего с тобой разговора? 

    *** 

    Проснувшись в этот день, Курт первым делом резко, насколько это возможно для человеческой скорости, переменил положение из лежачего в сидячее, облокотившись о спинку дивана, из-за чего мощно ударился затылком о бетонную стену. Организм вновь дал знать о давней ране на голове, посему боль была заметно сильнее, чем при обычном ударе. Другой человек, вероятно, согнулся бы от боли на полу, но Курт настолько этим пренебрегал, что даже не дёрнулся после произошедшего, скорчив крайне задумчивое и полное неопределённости лицо. Он уже было собирался дополнить эту картину, запустив указательный палец в густые заросли на лице, именуемые бородой, дабы хорошенько их потрепать, однако палец его тут же упёрся в твёрдый гладко выбритый подбородок, настолько Курту был привычен прежний образ жизни, что он на фоне последних переживаний совершенно забыл о том, что уже несколько дней сбривает свою щетину каждое утро. Взявшись средним и указательным пальцем за нижнюю челюсть, Курт начал усердно тереть кожу до такой степени, что вся нижняя половина его лица начала краснеть. И вновь Курт начал рассуждать вслух, словно надеясь получить ответа от призрака, видного только ему: 

    - Итак... Получается... Получается, что Кайл был отцом Шеннон. Кайл... Почему он мне про неё не рассказывал? Где она была всё это время? Наверное, он просто отправлял её куда-то, когда я к нему приходил с приступами. Но почему не рассказывал-то? Кайл же мне всё всегда рассказывал... Или нет... Стоп, я могу просто не помнить. Я вообще мало что помню из тех эпизодов... Да, вообще ничего, он вполне мог и рассказать. Кажется, я сейчас пытаюсь отвлечься от главного. Я убил отца Шеннон, но она об этом не знает... Не буду рассматривать варианта, что она об этом не узнает, я не имею на это права. Что будет, если я ей скажу? Одно дело рассуждать о том, как я убивал незнакомых ей людей, а другое дело, о её собственном отце, реакция явно не будет такой же... Она, наверняка, хотела узнать, что это был за человек. Если она меня не простит, то просто бросит и уйдёт, это хорошо, я смогу спокойно умереть... Точно... Нет, стоп. Если она уйдёт, у меня не будет никакой гарантии, что она тут же не пойдёт умирать сама, этого допустить нельзя. Хотя, что вообще лучше: жить рядом с пидорасом, убившим твоего отца, который притворяется твоим другом, или просто уйти из этого ебаного мира, бросившего тебя хер пойми куда?... Я не имею права решать за неё. А если я умру, и она просто разочаруется во всём мире? Я умру, а она станет... Мной... Только меня уже не будет, чтобы убить её... Блять, Кайл, что мне делать? 

    Курт попытался встать с дивана, что ему помешали сделать собственные длинные волосы, застрявшие между спинкой дивана и стеной. К слову, пару дней назад он бы вряд ли смог вытащить их из-за толстого слоя грязи, в котором его волосы бы несомненно завязли, теперь было достаточно лишь приподнять диван. Поднявшись, он сделал несколько быстрых шагов по скрипучим половицам, отчего те чуть не провалились к соседям снизу и схватил телефон в руку. Этот кусок старого пластика, сжимаемый трясущейся шершавой рукой, сейчас был узкой развилкой посреди густого безлюдного леса, населённого дикими зверьми, и каждый путь этой развилки вёл лишь в более глубокую чащу; Курт же сейчас был забродившим путником, израненным до полусмерти волками, уже подступающими к нему сзади, и именно он перед этой развилкой и стоял. 
    Хоукинс медленно опустил руку с телефоном вниз и посмотрел в окно, которое хлестало своими бесконечными плетьми лучей света золотистое Солнце,
  •  возвышавшееся над городом всеобъемлющем огненным оком Господа, наблюдающим за всем и каждым и карающим людей за их грехи бесконечной жарой, иногда сжаливаясь и разбавляя ветром, как сегодня. На обратной стороне подоконника сидела птица неизвестного нам вида, внимательно смотря на Курта своими подозрительно умными для птицы глазами, а затем и вовсе клюнула несколько раз в стекло. Курт вдруг улыбнулся и тихо произнёс: 

    - Привет, Дин... 

    После чего птица сразу улетела, как будто получила нужный ей ответ. Улыбка также моментально пропала с лица Курта, дав волю стиснутым в гневе зубам и раскрасневшейся в слепой ярости коже. Хоукинс развернулся и несколько раз ударил по стене, отчего та чуть было не осыпалась. Медленно опустив руку, он позволил каплям крови опасть вниз, а затем глянул на свои разбитые до мяса костяшки, всё также тихо сказав: 

    - В пизду всё это... Она должна знать. - и затем-таки поднял руку с телефоном, быстро набрав знакомый номер большим пальцем, приложив его уже к уху, плотно загороженному комом спутанных волос. С каждым гудком ком в горле подступал всё сильнее, будто был готов выйти изо рта, а сердце замирало на всё большие сроки, словно вот-вот остановиться. Оставшийся глаз Курта бесцельно метался по комнате, пытаясь за что-нибудь из последних сил ухватиться, однако звонок был уже принят: 

    - Ой, привет, Курт, ты сегодня рано. Я думала, что ты после вчерашнего будешь спать до обеда. Я бы и сама спала, но у меня график, ты знаешь *зевает*… Можно я к тебе сегодня пойду посплю днём? - говорил как всегда весёлый голос из трубки. 

    - Шеннон, нам нужно поговорить. Сможешь прийти ко мне сегодня или сказать место, где мы можем встретиться? По телефону об этом говорить я не буду. 

    - Ну, я и так собиралась к тебе идти минут через 15. Найди там мне чего-нибудь перекусить, хорошо? 

    - Хорошо, Шеннон, только иди поскорее... 

    - А что, соскучился? 

    - Да, конечно... 

    - Хм... Ладно, сейчас. 

    После отключения связи телефон тут же выпал из обессилевшей руки Курта на пол. Сам же Хоукинс медленно присел на диван, взявшись руками за голову. Воцарилась мёртвая тишина, перебиваемая лишь тихим скрипом дивана и тяжёлым, заметно хриплым дыханием Курта. Время словно остановилось в тот момент, словно пред заключённым, ожидающим свой смертный приговор, назначенный через два часа; каждая протекающая секунда, каждое сокращение сердца, каждый глоток воздуха сжатым горлом, каждое смыкание век уже не было чем-то обыденным или хоть сколько-нибудь быстрым, это было одним проносящимся звеном из бесконечной цепи мыслей в сознании Курта на тот момент. 
    И, наконец, дверь в квартиру была отворена с отвратительным звуком разваливающихся ржавых петель, который казался теперь во много раз громче. Услышав знакомые шаги, такие же быстрые и лёгкие, Курт молча встал с дивана, смотря на вход в комнату своим единственным почти не моргающим глазом. Уже через несколько секунд его взору предстала Шеннон, вприпрыжку идущая к нему с несущимся сзади океаном распущенных каштановых волос, подлетающих вверх, словно они были легче самого воздуха; на лице её как всегда была лёгкая улыбка с двумя небольшими ямочками на слегка пухлых детских щеках, отчего Курту становилось не по себе, как и от двух больших глаз, смотрящих на него с бесконечным доверием и теплотой. От всего этого, что, казалось, могло вызвать лишь умиление, Курт испытывал самый настоящий и неподдельный страх, который только мог чувствовать человек. Не успел он в полной мере ощутить свою беспомощность пред сим созданием, как она тут же быстрым движением запрыгнула ему на спину, обхватив своими тонкими ногами его и без дополнительного груза шатающийся торс. Его шею в этот же момент забрали в свои владения две маленькие ручки, сомкнувшись на горле своими узенькими белоснежными пальцами. В завершение ко всему в седую макушку твёрдым уголком Курта упёрся миниатюрный подбородок. Будучи уже в таком положении, Шеннон начала полушёпотом говорить: 

    - Как дела? О, у тебя рана почти зажила, кстати, хорошо. Когда уже видно не будет, ты всё равно ещё пару дней протирай, так, на всякий случай.
  •  Ну так что, покатаешь меня? 

    - Шеннон... - сказал Курт сквозь зубы. 

    - Ммм? - промурчала она, склонившись к его уху. 

    - Присядь пожалуйста. 

    - Мне тут удобнее, диван твёдрый. 

    - Присядь... 

    - А что, слишком сексуально? 

    - Пожалуйста... 

    - Начинааается... Ну, ладно. 

    Таким же ловким одиночным движение она спрыгнула со спины Курта на пол и быстро прошлась до дивана, плюхнувшись на него спиной, отчего в воздух поднялось облако пыли. Несколько раз чихнув в рукав, Шеннон помахала рукой, чтобы разогнать остатки и глянула на Хоукинса, который стоял на одном месте, не меняя положения, и внимательно смотрел на неё своим широко открытым глазом. Случилось, казалось бы, невозможное и от этого Шеннон стало не по себе, что вынудило её метаться зрачком из стороны в сторону в поисках предмета, за который можно зацепиться, но вокруг ничего хоть немного примечательного не было. Так продолжалось с минуту, Шеннон не могла ничего сказать, сбитая с толку столь странным поведением, Курт не мог решиться ничего сказать, что это самое поведение и вызывало. Как многие уже догадались, прервала неловкое молчание именно Шеннон: 

    - Ну тааак... Ты хотел поговорить? Да? 

    - Да. Я хотел поговорить с тобой. 

    - Ага. 

    - Да. 

    - Поговорить. 

    - Да. - вновь воцарилось молчание после сего диалога, если эту попытку речи можно таковой назвать. 

    - Может, я всё-таки встану? 

    - Нет, тебе лучше пока посидеть во время этого разговора. 

    - Хорошо... Ну, я готова... 

    - Хорошо. 

    - Да... 

    Половицы вновь предательски отказывались скрипеть во время нависшего в очередной раз молчания между нашими героями, которое происходило в полнейшей тишине, разве что с еле слышными вздохами обоих. Курт всё также пристально смотрел на собеседницу, которая, напротив, старалась любым способом не поддерживать зрительный контакт, ища спасение в любой пролетающей рядом пылинке или волоске. Правда, она же в очередной раз и попыталась вновь завести диалог: 

    - Я там попросила тебя мне что-нибудь перекусить. Если у тебя нет, то мы можем сходить, наприм... 

    - Я убил твоего отца. - произнёс Курт холодную и короткую фразу, не дёрнув ни одним мускулом на лице. Теперь Шеннон, наконец, установила с ним зрительный контакт, смотря в его глаз своими двумя, которые выражали совершенно детское непонимание. 

    - … Что ты говоришь? - спросила она дрожащим голосом. 

    - Твой приёмный отец по имени Кайл. Ты рассказывала мне о том, что его убили, но преступника так и не смогли найти. Человек, который убил его - это я. 

    - Ты... - ещё более дрожащим голосом сказала она. 

    - Да, Шеннон. Это я. 

    - ...Если... Если ты решил таким образом от меня отвязаться, то у тебя не получится, но... Это очень плохо. Взваливать на себя то, чего ты не делал. - говорила она идущим на спад тоном. 

    - День его смерти - 1 июля 2018 года. Была ночь. Он открыл кому-то дверь и его убили уже на улице, одет он был в розовую футболку и спортивные штаны. Это было поздним вечером, в тот день было полнолуние, очень яркое. У него на левом бедре была родинка в форме Техаса, он ненавидел пудинг и при его виде его тошнило, потому что в детстве он каждое лето ездил к бабушке, которая готовила его постоянно и в один момент в его пудинг, когда его ещё готовили, случайно попалась жаба, запрыгнувшая на кухню из окна. - с нарастающим темпом говорил Курт. 

    - ...Ты... Откуда ты это знаешь? 

    - Мы с Кайлом были друзьями ещё со школы. Если говорить по сути, то после своей смерти он фактически передал тебе меня. Кайл - единственная причина, почему я не совершил суицид ещё тогда, он мне помогал во всём. Я порой приезжал к нему домой, когда у меня были приступы агрессии или что-то подобное. Не знаю, где была ты. Скорее всего он не хотел, чтобы ты видела этот пиздец и куда-то отправлял, я не знаю. 

    - ...И ты... Зачем ты это сделал? 

    - Мне было плохо в тот вечер. Я шёл по улице сразу после того, как вышел из “испытаний” Дэвидсона, я говорил тебе, в каком я был состоянии тогда. У меня появились голоса в голове, приказали убить его. Я и убил. Просто потому, что сам себе это приказал, Шеннон. И такая судьба
  •  постигла не только Кайла, но и всех остальных моих жертв. Теперь, когда ты знаешь, что я сделал лично тебе, ответь мне на вопрос: ты всё ещё хочешь, чтобы я продолжал жить, Шеннон? - Курт говорил это без каких-либо эмоций в голосе, однако по лицу и даже по одному лишь печальному глазу, область вокруг которого была уже заметно влажной, было видно, что ему далеко не всё равно. Шеннон, смотревшая на него исподлобья, с каждым произнесённым словом всё больше теряла доверие и теплоту, царящие в её бесконечно глубоких глазах, которые сейчас совершенно угасли, будто провалились в бездну и трагически разбились, выбросив наружу свою идущую бесконечным потоком прозрачную кровь, стекающую сейчас с её длинных ресниц. 

    - Но ты же... Исправился... И больше не будешь этого делать, правда? Курт... - сказала она уже точно таким же тоном без каких-либо эмоций. 

    - Я уже ни раз тебе говорил об этом, Шеннон. Я могу сказать тебе, что я исправился. Я могу пообещать тебе, что больше никого в своей жизни не убью. Я могу тебе поклясться в этом чем угодно, чем ты только пожелаешь. Ты можешь думать, что я исправился и никогда в своей жизни больше не убью. Но... У тебя... И у меня... У нас... У нас нет совершенно никаких гарантий того, что подобное не произойдёт снова, и ты это знаешь. Совершенно никаких, Шеннон. 

    Она ещё какое-то время молча смотрела на Курта, чьё лицо по каким-то причинам теперь становилось всё менее выражающим эмоции, пока совсем не потеряло выражение. Отныне он смотрел на неё, будто уже знал, что произойдёт дальше и полностью со всем смирился. Шеннон, утерев слёзы длинных рукавом, быстро встала с дивана и направилась к выходу из гостиной, не бросив даже быстрого взгляда на Курта, который глазами провожал её спину. У дверного проёма она вдруг остановилась и поправила опавшие на лицо волосы. Не развернувшись, она бросила лишь короткое: 

    - Жди. - после чего быстрым шагом удалилась из поля зрения Курта, а затем и из квартиры. Хоукинс, оставшийся стоять на том же месте, тихо произнёс: 

    - Жду... 

    ***9 июля*** 

    Оставшийся стоять на том же месте... Эта фраза в точности описывала состояние Курта на протяжении более чем суток, прошедших с того момента, как Шеннон покинула его квартиру. Нет, он не оставался на том участке пола, на котором в тот момент стоял, как многие могли подумать. Он вполне себе мог передвигаться по квартире, один раз даже выходил на улицу, дабы вынести накопившийся мешок мусора, который по причине лени не был вынесен во время позавчерашней уборки. Почему же Курт остался стоять на том же месте? 
    Дело в том, что впервые за долгое время бесконечно идущие мысли о бытие Курта были полностью прерваны. И произошло этого из-за того, что всё сознание Хоукинса сейчас заняла лишь одна мысль: ”Что будет с Шеннон?”. Курт, хоть этого совершенно не заметил, потерял всякое стремление к тому, в чём он был на 100 процентов уверен не так давно - суициде. Это был первый, без преувеличения, раз за всю его жизнь, когда такой вариант событий попросту отсутствовал в его голове. Был ли это внезапно проявившийся инстинкт самосохранения, и он действительно полюбил жизнь после всего того, что Курт понял за последние дни? Или же Курт попросту отдал свою жизнь в руки той девочки, что не дала ему умереть и теперь ожидает, как она ей распорядится, поскольку от этого зависит её собственная судьба? 
    Мы не можем сказать об этом наверняка, как и сам Хоукинс. Происходящее в данный момент с ним было слишком сложно и для него самого. Мы знаем наверняка лишь одно: сейчас Курт терпеливо выполнял отданный ему приказ, бесцельно расхаживая по квартире в своём выстиранном не так давно белом халате, ещё не до конца просохшим от воды. Из-за этого Курт то и дело перебирал между своих шершавых пальцев его болтающийся слегка влажный пояс, то и дело пытаясь или выжать из него влагу для своей сухой, как наждачка, руки или попросту смотрел за тем, как мельчайшие капли с ворсинок падают на пол, проскальзывая в невидимые человеческому глазу щели... 
    Впрочем, Курту не пришлось томиться вечность в ожидании. В один момент до его слуха донёсся заветный скрип
  •  входной двери, заставив выбросить из мыслей и из рук всё, что в данный момент в них находилось. Его осанка заметно сгорбилась ещё сильнее, когда он встал прямо напротив дверного проёма в гостиную, направив туда взгляд. Через несколько секунд послышались и лёгкие, еле слышные судьбоносные шаги, которые заметно медленнее добирались к нему, чем раньше. И вот, наконец, шаги послышались уже совсем близко, и Шеннон стояла в дверном проёме с отсутствующим выражением лица, сохранившимся, наверное, ещё со вчерашнего дня. Сделав ещё несколько шагов вперёд, она оказалась на расстоянии полуметра от Хоукинса, который предусмотрительно опустил голову, дабы видеть её лицо; она же в свою очередь также предусмотрительно подняла голову вверх. И вот, словно дуэлянты, готовые нанести первый и последний выстрел для себя и своего соперника, они стояли друг напротив друга, только вместо заряженных пистолетов, направленных в сторону друг друга у них были пустые взгляды в лицо своего оппонента, а вместо выстрела у них были слова или же действия, который один из них должен был совершить, дабы закончить эту дуэль раз и навсегда. Однако, часто бывает, что первый выстрел долго никто не решается сделать... Но не в нашем случае, ведь Шеннон уже спустя минуту гляделок кинулась к Курту, всеми силами обхватив его торс тонкими руками. В живот Курту тут же упёрлись две небольшие округлости груди, прикрываемые большими складками скомкавшейся одежды; прильнули к нему и узкие костлявые плечи, дрожащие ещё сильнее, чем всё остальное её тело. В завершение ко всему Хоукинсу на грудь сложилась маленькая головка, плотно прижавшись лицом, с которого уже в обильном количестве стекала горячая жидкость, моментально впитывающаяся в футболку Курта; виднелась лишь её макушка c которой до стройных и дрожащих плеч опадали тончайшие шёлковые волоски, переливающиеся на солнце, по-прежнему бьющем из окна, при этом немного скомканные и местами неаккуратно разбросанные, вероятно из-за отсутствия причёсывания. На несколько секунд Курт был обездвижен этим действием, но вскоре глубоко вздохнул и положил левую руку ей на спину, слегка прижимая к себе, правую же руку он запустил в её длинные волосы, поглаживая по затылку и одновременно пальцами распутывая намотавшиеся друг на друга участки. В таком положении нашим героям предстояло пробыть ещё пару минут, пока Курт, наконец, не решился произнести: 

    - Это значит, что... 

    - Да. - перебил его резкий заплаканный голос Шеннон, сильно заглушённый из-за того, что лицом она по-прежнему тыкалась в его футболку. 

    - Ты понимаешь, почему я не буду просить прощения, Шеннон? 

    - Да. 

    - Ты ведь хорошо подумала, что ты собираешься делать? 

    - А что я, по-твоему, делала всё это время? 

    - По кафе ходила. Я чувствую, что ты в объёме увеличилась. - сказал Курт, после чего ему сразу наступили на ногу со словами: 

    - Я сейчас передумаю. - в этой фразе сквозь всхлипы послышался лёгкий смешок. 

    - Да шучу я. Просто проверял, жива ли ты, а то расплакалась тут, как девочка. 

    - Ой, а сам-то. 

    - Я-то что? 

    - Ничего. Это мне на волосы, видимо, дождь капает. 

    - Может меня соседи затопили. 

    - Кстати, ты слишком рано халат достал. Он у тебя мокрый. 

    - Ну... Из-за тебя у меня теперь и футболка мокрая. - оба вновь издали лёгкий смешок, а Курт начал заметно активно поглаживать Шеннон по голове: 

    - Курт... 

    - Что? 

    - Папа всегда был таким? 

    - Каким? 

    - Ну, как я. 

    - Нет. Твой отец был намного хуже в этом плане. Если бы он мог воскреснуть, то наверняка бы первым делом нашёл меня и снова попытался бы убедить, что всё нормально. 

    - Курт... 

    - Что? 

    - Поклянись мне, что этого больше не повторится. Что ты больше не убьёшь. 

    - Шеннон, я же говорил, что... 

    - Я знаю, понимаю, что это ничего не решит... Просто... Пожалуйста. 

    - Хорошо. Я клянусь тебе, что больше никогда не буду убивать. 

    - Спасибо. 

    - Даже не знаю, за что... 

    - За то, что волосы расчесал. 

    - Всегда пожалуйста, Шеннон... Всегда пожалуйста.
  •  ***10 июля*** 

    Вновь открылась со скрипом деревянная дверь, встречающая нас в новом дне. Однако, это была не входная дверь в квартиру Курта, как многие уже успели подумать, хоть и была она с ней связана. Это была некая дверь, которую с огромным усилием придерживала маленькая хрупкая кисть, впиваясь белыми ноготками в небольшое расстояние между просыревшими досками, которыми эта дверь и была возведена. Буквально через пару секунд сие строение перестало придерживаться и из него молниеносным движением вышла Шеннон со слегка влажных покрасневшим лицом и таким же влажным полотенцем, плотно намотанным на волосы. Как было не трудно догадаться, она покидала пределы ванной и направлялся в гостиную, где по-прежнему находился Хоукинс, в данный момент стоявший у распахнутого окна с сигаретой в зубах, пепел от которой из-за порывов ветра то и дело слетал назад в квартиру. Потянувшись с зевком, Шеннон произнесла: 

    - Я всё. 

    - Ну, усаживайся там. Я сейчас подойду. - сказал Курт, не оборачиваясь. Шеннон тем временем сняла полотенце с головы, распустив водопад волос, после чего аккуратно сложила его в небольшой прямоугольник и положила на тумбочку. Затем, села на деревянный стул с кухни, стоящий посередине зала. Курт тем временем, наконец, выбросил окурок в окно и подошёл к ней сзади с расчёской в руках и словами: 

    - Ты уверена, что это можно доверять мне? 

    - Если я доверила тебе жизнь, наверное, можно и волосы. 

    - Какой-то уж совсем серьёзный шаг. Ты как будто выходить за меня собралась. 

    - Всё может быть. 

    - Ага, конечно. - сказал Курт, начав аккуратно расчёсывать ей волосы. 

    - Курт? 

    - А? 

    - Как думаешь, что с человеком происходит после смерти? 

    - Труп сначала постепенно теряет тепло и становится холодным. Потом начинает коченеть и... 

    - Я... Я не про это вообще... 

    - А про что? 

    - Ну, знаешь, душа там всё такое. Что вообще происходит? Я вот не верю в рай или ад, как некоторые, это бред. Получается после смерти... Ничего? 

    - И что такое ничего, по-твоему? Где оно находится и как работает? 

    - Не знаю. Ну а что ты предлагаешь? 

    - Ты веришь в существование души? 

    - Вообще, никогда особо не задумывалась. Термин “душа” для меня был чем-то скорее религиозным, чем тем, что можно воспринимать всерьёз. Просто, что это вообще такое, если оно есть? И где душа находится? 

    - Ну, рассмотрим вариант с тем, что душа существует, что она является некой субстанцией, благодаря которой человек и может столь разумно мыслить, верить, рассуждать и так далее. Тогда получается, что, когда умирает тело человека, с душой что-то происходит. Может, она просто перемешается в только родившегося человека, так как мозг предыдущего уже умер и не осталось никаких воспоминаний. А ещё есть такая теория, что человек после смерти видит то, что испытывал и запоминал на протяжении всей своей жизни, то есть, чем лучше ты прожил жизнь, тем лучше тебе будет после смерти. Также существует теория Летова, он говорил, что смерть ничего не решает и после неё человека ждут те же проблемы и невзгоды, от которых он попытался сбежать... То есть, возможно, после смерти мы будем снова и снова оказываться в этом мире, но только в другом теле и без воспоминаний, пока не решим что-то, что нам приказали решить высшие силы. Возможно, что этим чем-то и является полное осознание строения Вселенной и того, что здесь вообще происходит. 

    - Интересно. Но по такой же схеме можно рассуждать и о том, что после смерти ничего нет, это просто ничем не подтверждённые теории. 

    - Что правда, то правда. Но на большее мы не способны, люди никогда не достигнут такого уровня интеллекта, чтобы осознавать такие вещи. 

    - Кстати, кто такой Летов? 

    - О, это довольно интересный человек. Я тебе сегодня дам послушать его песни и интервью. И расскажу, как я связан с его могилой. 

    - Ну давай. 

    - Только чуть позже, когда я схожу, куда ты там меня завербовала... Кстати, правда, я забыл. 

    - Грузчиком. 

    - Они прям стопроцентно меня возьмут? 

    - Да, им всё равно, кто у них работает... И как работает тоже всё равно. Я не знаю, важно ли им хоть что-то. 

    - Мне точно стоит
  •  туда идти? 

    - Ну, тебе же нужно брать где-то деньги. Долго ты не проживёшь на половине буханки хлеба. 

    - Она закончилась. 

    - Оу... 

    - Кстати, почему ты вообще решила о смерти поговорить? 

    - Да просто... После того, как папу вспомнила. Интересно стало, что он там сейчас делает. 

    - Тебе вчерашнего разговора на весь день не хватило? 

    - Разговоров о папе много не бывает. 

    - Ну, если придерживаться того, что сказал я, то ему сейчас настолько заебись, насколько возможно. Он не то, что закончил все дела при жизни, он явно перевыполнил норму раза в три. 

    - Наверное... 

    - Ладно, я закончил, Шеннон. Теперь тебе надо обсохнуть. - сказал Курт, вытащив расчёску из её волос, которые теперь прямыми, словно начерченными по линейке влажными шёлковыми нитями опадали до самых плеч. 

    - Ой, спасибо. Кстати, я же там яблоки принесла, перекуси. 

    - Как-то не очень хочется. 

    - Курт, ты не ел два дня. Съешь яблоко. 

    - Хорошо, мама. - усмехнулся Хоукинс, после чего выдвинул первый ящик тумбы, достав оттуда большое красное яблоко. Надкусив его, он повертел яблоко в руке, после чего вдруг произнёс: 

    - Люблю яблоки. 

    - И я. 

    - Шеннон, а знаешь, кто ест только яблоки? 

    - Боги смерти. - ответила она, после чего Курт вдруг снова подошёл к ней сзади и положил руки на плечи, уткнувшись подбородком в макушку, а затем мягким голосом сказал: 

    - Я тебя обожаю. 

    - И я тебя. 

    - Ладно, пойду к твоим додикам схожу, может сработает. А ты пока высыхай. 

    - Хорошо, удачи. - сказала Шеннон, после чего Курт, наконец, отошёл от неё, взял начатое яблоко и направился к выходу из гостиной, пожёвывая его. На дверном проёме он развернулся и обменялся с ней в очередной раз улыбками, а затем покинул квартиру, припевая себе какой-то весёлый мотив под нос. 

    *** 
Прикрепления: 1569132.jpg(20.9 Kb)


В этом Ортоне ты либо Невилл либо не жал руку терпиле
 
Vbty Дата: Среда, 17 Июл 2019, 20:35
Звезда WWE
Сообщений: 2209
  • - Я вернулся, Шеннон. Ты права, им действительно похуй, даже разговаривать особо не пришлось. - сказал Курт, прикрыв входную дверь в квартиру и закинув на крючок на стене свою ветровку, которая немного не долетела до пункта назначения, свалившись на пол. Нагнувшись, он взял ветровку уже за капюшон, за который и повесил на слегка пошатнувшийся крючок. Хоукинсу бросилась в глаза эта шаткость, посему он пальцем вдавил в стену и немного подкрутил фиксирующий шуруп. Убедившись, что ветровка не свалится, он направился в гостиную. 

    Встав в дверном проходе, Курт первым делом заметил, что погода за окном странным образом очень сильно изменилась. Царящий довольно мощный ветер, который то и дело каждую секунду проносил по улицам опавшие листья и просто лёгкий мусор, разлетевшийся случайным образом по округе, стал менее заметен в своих действиях; Солнце стало действовать заметно по-другому, чем ещё минуту назад, когда Курт находился вне квартиры, время суток словно поменялось и вместо ярко-жёлтого лучистого светила над городом возвысилось уходящее в закат бледно-красное око, освещающее таким светом и всю улицу, словно уже готовясь отдать власть ночной темноте, хотя по времени смена Солнца ещё не закончилась, особенно учитывая, что летом оно садится намного позже обычного. Вот такое весьма необычное зрелище предстало перед глазом Курта на ближайшие полминуты, пока его сознание, наконец, не позволило увидеть полную картину происходящего. Изображение было явно искажено, поскольку на окне красовалась большая вмятина, расползающаяся чуть ли не по всему стеклу, более того, стекло было приукрашено не только сильной трещиной, но и другим цветом, который точно также расползался почти по всему периметру окна, с той лишь разницей, что в отличие от вмятин он распространился и на подоконник одной достаточно широкой линией и множеством капель вокруг неё. Затем, эта линия сползала с подоконника по участку стены между ним и полом и продолжалась далее на полу до некоего препятствия. Через несколько секунд сознание Курта пропустило к нему информацию о том, что этот цвет - красный, который был разного оттенка в разных участках, а что-то, на чём эта линия от окна заканчивалось, было лежащим на полу в луже крови телом Шеннон. Не издав не звука, Курт с размаху упал на колени, опустив вниз руки, словно
  •  находящаяся ещё неподалёку смерть нанесла по его ногам секущий удар своей ржавой косой. 
    Не имея возможности встать, Курт молча пополз к ней на четвереньках, вляпываясь руками и коленками в липкую, слегка подсохшую кровь, растёкшуюся в радиусе пары метров, которую он впитывал и седыми кончиками своих обвисших до пола волос. Наконец, добравшись до источника растёкшейся крови, Хоукинс беспомощно склонился над тем, что ещё полчаса назад было лицом маленькой девочки, после чего начал медленно поворачивать своё трясущееся лицо, осматривая всё тело. Лежала она на спине с раскинутыми руками и ногами; в отдельных местах джинсы были сильно порваны, будто разрезаны ножом, в подтверждение этому под каждым порванным участком были глубокие рваные раны, из которых буквально наружу вываливались перемолотые мышцы и подкожный жир с огромным количеством крови, превратившим синий цвет джинсов в розовый; на одной из её лодыжек по-прежнему был кроссовок, со второй же он слетел на пару десятков сантиметров вперёд, из-за чего маленькая бледная ножка была вынуждена лежать в крови, полностью покрывшись ей. От груди и до области чуть ниже пояса не осталось буквально ничего, хоть сколько-нибудь напоминающего человеческое тело: как уже понятно, одежда была измельчена в клочья, а на её месте красовалось изрубленное до неузнаваемости маленькое стройное туловище; кожу в том месте практически нельзя было найти, это был в прямом смысле слова фарш из лежащих друг на друге и вокруг тела внутренних органов различной формы, жировых прослоек, торчащих наружу поломанных костей, выпущенных почти на всю длину кишок, сгустков крови и непереваренной до конца пищи и других капающих зловонных выделений, которые были вывернуты наружу так, что разглядеть можно было абсолютно всё. Посмотрев на одну из рук, можно было заметить, что она была вывернута на 360 градусов самым болезненным методом, отчего из локтевого сустава, разорвав собой кожу, торчала разломанная острая кость такого же розового от крови оттенка; вторая рука была также вывернута, однако торчащей кости там замечено не было, вместо этого на кисти каждый из пальцев точно также, как и рука, был скрючен и вывернут в неестественном положении. Лицо было изуродовано не меньше остального тела: один из выразительных карих глаз теперь был лишь пустой оболочкой, прикрываемой наполовину открытыми веками, второй же глаз попросту был выбит, оставив на своём месте кровавую дыру, из которой по лицу стекала кровь вперемешку с выдавленным белком глаза; миниатюрный нос был полностью уничтожен, превратившись в кровавую лепёшку из которой стекала красная благодать вместе со слизью; одна из её пухлых щёк была разорвана на волокна, из-за чего виднелась ротовая полость, где вместо половины зубов были маленькие красные осколки, разлетевшиеся везде, где только могли, разрезав собой рот до крови и изнутри; единственное, что осталось нетронутым - её длинные светло-каштановые волосы, которые теперь лежали грязным сальным комком в густой красной жиже. 
    Поддев одной рукой её шею, Курт слегка приподнял её тело и принялся второй трясущейся рукой гладить её окровавленные волосы. У него вдруг заболело горло. Очень сильно заболело горло... Он слышал какой-то голос, но не хотел понимать, что это было. Поскольку Курт в абсолютном ужасе, ничего не понимая, всё это время в надрыв кричал, смотря на тело Шеннон. И даже когда до него дошло, что кричал именно он, его это не остановило, он продолжил издавать ужасный вой, слышный, наверняка за несколько кварталов. Курт смотрел на тело и кричал, не слыша, что в его окно снова доносится стук клюва севшей туда птицы, и не видя того, что среди всей крови, беспорядочно разлетевшейся по квартире, было нечто другое. Это что-то было сделано явно специально... Этим чем-то были символы, а именно - буквы, написанные кровью Шеннон и стекающие вниз со стены до самого пола. При прочтении эти буквы образовывали лишь три слова: “С любовью. Нейт.” 

    ***14 июля*** 

    Несколько дней назад Курт, собрав остатки своего разрушенного произошедшим разума, смог принять решение и продумать дальнейшие действия. Он позвонил по
  •  номеру, который не набирал в течение уже долгого времени - номеру Армена, который поведал Курту о том, что Нейт действительно снова был транзитом в его городе, но задержался он там на час, не больше. Армен отказался добровольно сдать Джека, но помощь Курту оказал, отправив на место преступления двойника Хоукинса и полицию. Буквально за пару дней процедуры были проведены и вина Нейта доказана. Впрочем, его местоположение до сих пор никому не известно. 
    Сегодня впервые за долгое время пошёл дождь, но не просто кратковременные капли с неба на 15 минут или морось, под которой совершенно никто не страшился пройти даже без зонта, нет. Это был страшный ливень, который без остановки терроризировал людей с самого раннего утра своей пробивной силой. Он был столь мощным, что не каждый зонт способен был выдержать такую огромную массу воды, опадающую каждую секунду. По этой причине людей на улице не было совершенно, да и машины редко можно было заметить хоть где-нибудь, поскольку на асфальте сейчас можно было устраивать разве что фигурное катание, по бездорожью ехать было тоже весьма сомнительной идеей, так как грунт размыло до состояния жидкой каши на воде из пыли, камней и грязи; плюс ко всему видимость на улице была практически нулевая даже для пешеходов, не говоря уже о водителях. Погода в этот день, можно сказать, устроила проверку на вшивость, ведь все некачественно сделанные вывески магазинов, ларьки, заборы и прочее моментально прогинались и валились под натиском уничтожающей воды. 
    В этот день многие люди уделили внимание тем вещам, на которые в обычные дни у них не было времени в виду постоянного расписания, которое сегодня было прервано. В общем, не смотря на погоду, в городе происходило множество действий. Одним из них были похороны, на которых присутствовали всего два человека. 
    Курт Хоукинс сидел на старенькой деревянной лавочке, потрескавшаяся краска которой была столь долго на своём месте, что смыть её не мог даже такой ливень. Как уже понятно, Курт буквально промок до нитки из-за отсутствия какой-либо защиты, ведь он пренебрёг даже капюшоном своей ветровки, откинув его назад. Сидел он, слегка сгорбившись, полностью опустив руки вниз, отчего с рукавов обильно стекала вода; покрытое шрамами лицо было наполовину загорожено сальным и мокрым комком опавших волос, загородивших выбитый глаз, та же половина лица, которое что-то видела, выглядела так, будто Курт спит с открытыми глазами, настолько сильно были потеряны все эмоции и хоть какое-то человеческое или отдалённо его напоминающее выражение. Единственное, что у него в зубах торчала промокшая разваливающаяся сигарета. Его кроссовки уже еле виднелись из кучи мокрой грязи, скатившейся к его ногам, но он этого не чувствовал, как не чувствовал и бьющей в него воды, как не слышал раскатов грома, он видел и слышал лишь то, на что был направлен его взор. А направлен он был на старика с лопатой в руках, сгорбившегося над свежевыкопанной ямой, которую сильно размывало. На него было накинут чёрный плащ с капюшоном, отчего лица разглядеть было нельзя, но упомянем, что под ним скрывался ничем ни примечательный потрёпанный жизнью дед с остатками седых волос на висках и совершенно угасшими глазами, которые заметно прикрывали морщины. Казалось, сердце его столь же мозолистое, что и его руки, без каких-либо проблем сжимающие занозный черенок. Занимался старик тем, что медленно закапывал эту самую подготовленную яму, в которой лежал маленький деревянный гроб и над которой стояла могильная плита со знакомым нам именем. Вдруг старик прекратил закидывать куски мокрой грязи в яму и медленно подошёл к сидящему Курту, наклонившись над его лицом, после чего сказал еле слышным хриплым голосом: 

    - Я извиняюсь, сигаретки не будет? - в ответ на что Курт лишь молча достал из кармана пачку, протянув ему. Могильщик моментально среагировал, выхватив одну из сигарет и засунув в рот под капюшон, дабы она не размокла. 

    - А прикурить не будет? - спросил он вновь, ещё раз получив бессловесный ответ в виде протянутой зажигалки. Поджегши заветное табачное изделие, он отдал её обратно Хоукинсу, который
  •  засунул зажигалку в карман, так и не установив с ним зрительный контакт. 

    - Благодарю. - сказал старик, вернувшись к копанию могилы. Однако, забросив отточенным движением в яму ещё несколько комков мокрой грязи, снова развернулся на Курта и, придержав сигарету под капюшоном рукой, крикнул сквозь ливень: 

    - Извините, я понимаю, что сую нос не в своё дело... И что вы вообще не хотите разговаривать. Если не хотите, можете не отвечать, но... Чего гроб настолько закрытый, что там случилось вообще? - в ответ на это он получил снова молчание и отсутствие зрительного контакта. Вздохнув, он засунул сигарету в рот и отвернулся от Курта, принявшись закапывать яму дальше. Однако, через полминуты еле слышным через бьющие о землю капли, послышалось: 

    - Её убили. Тело слишком изуродовано. - это был голос Курта. 

    - О, господи, извините. Бедная девочка. 

    - Она... Она не мучалась. Там при расследовании выяснили, что... Что соседи никаких криков или чего-то подозрительного кроме грохота не слышали. Она умерла от удара в висок... Тело изуродовали уже потом. 

    - Бывает же... 

    В очередной раз воцарилось молчание. Могильщик уже почти закопал яму, то и дело подскальзываясь на вязкой грязи, в которую он при очередном неосторожном движении уронил ещё не докуренную сигарету, после чего пожал плечами и зафиксировал ноги, немного прикопав их землёй, чтобы опадающая влага не сносила его вниз. Курт же решил переменить положение, облокотившись хрустнувшим позвоночником о спинку лавки. Старик, не переставая работать лопатой, снова заговорил: 

    - Знаете... Я работаю здесь уже 30 лет. И я за всё это время... Да даже за всю свою жизнь, я так и не понял смысла того, чем я занимаюсь. Не понимаю, зачем люди устраивают похороны с этими гробами, могилами, священниками и прочим, как будто умершему есть какое-то дело до этого. То, что лежит в гробу - это не человек, это же просто мясо, которое скоро сгниёт. Да, оно принадлежало человеку, но он умер, теперь это просто корм для червей. Если веришь в то, что умерший откуда-то может тебя слышать, то просто поговори с ним где угодно, посмотри фотографии, зачем ходить к трупу и показывать всем плитой, что этот труп тут лежит? Как по мне, люди делают это для себя, а не из любви к покойнику. Не знаю как, но это как-то их успокаивает, вот этого мне и не понять. 

    Закончив свою речь, могильщик одновременно закончил закапывать яму, торжественно воткнув лопату в землю, которая чуть не поглотила её, словно зыбучий песок. Обернувшись на сидящего Курта, он увидел, что тот смотрит на него, а сигарета в зубах Курта окончательно превратилась в кашу из бумаги и табака, опав ему на штаны и тут же смывшись мощным потоком дождя. Вздохнув, старик вынул из грязи лопату и подошёл чуть ближе, произнеся: 

    - Если хотите меня ударить, то давайте быстрее, я сильно устал. 

    - Нет, ты прав. Я делаю это не для неё. А для себя. - ответил Курт, делая большие паузы между словами. 

    - Может, пойдём выпьем вместе? 

    - Нет. 

    - Ты ведь понимаешь, что сидение весь день здесь тебе ничего не даст? 

    - Да. 

    - И всё равно будешь сидеть? 

    - Да. 

    - Ладно, твой выбор. 

    Сказал старик, после чего удалился из поля зрения Курта вместе со своей лопатой, оставив его по-прежнему сидеть на лавке и пустым глазом смотреть на торчащую из земли могильную плиту, терпящую на себе миллионы ударов тяжелых капель, какие Курт решил перетерпеть на себе, дабы ей было не одиноко. Так он там и остался. 

    ***15 июля*** 

    Очнуться Курт смог лишь на следующий день, хотя, впрочем, несправедливо будет утверждать, что он хоть сколько-нибудь очнулся, скорее просто решил сменить своё положение. Встав с мокрой лавочки, отчего из Курта вытекло несколько литров воды, он бросил ещё один мёртвый взгляд на могилу, после чего куда-то направился. 
    Сегодня дождь заметно успокоился и за ночь потерял свою всеразрушающую силу, хотя капли с неба всё ещё летели. Однако, после вчерашнего ужаса их уже никто не воспринимал как нечто, от которого нужно искать хоть какую-то защиту, посему Курт был не единственным человеком, который в такую погоду осмелился выйти без зонта
  •  или капюшона, но при этом единственным, который выглядел так, словно вышел пару минут назад из Марианской впадины, причём не только из-за того, насколько он был мокрый, но и из-за того, что выглядел он, будто был раздавлен подводным давлением на большой глубине. Заметно поседевшие волосы выглядели уже как тина, наброшенная на голову и присохшая к ней, опадая большим вязким комком на плечи и отдельными висящими щупальцами на лицо, которое из-за огромного количества шрамов и налипшей грязи напоминало грим для фильма про зомби, которым сейчас Курт и являлся почти в полном понимании этого слова. 
    Распинывая в разные стороны глубокие лужи своими и без того промокшими ногами, перешагивая через налетевшие груды мусора и каких-то обломков, вдыхая запах сырости и поднявший вверх громадной тучи пыли, и не обращая никакого внимания на удивлённых его видом прохожих, Курт направлялся в одно конкретное место. Место, где Хоукинс находил покой в любой ситуации. 
    Как уже многие поняли, Курт стоял у большой деревянной двери, которая после пробивного дождя выглядела так, словно доски развалятся от одного лишь прикосновения, что уж говорить про ручку в форме головы не то льва, не то волка, которая и вовсе превратилась в почерневшее от влаги, еле как держащееся на гниющей древесине нечто. Что же вывеска, которая и до этого была примерно в таком же состоянии? Она не зря не была упомянута в первую очередь, как это обычно происходит, ведь её попросту не стало, вывеска пала жертвой природы, добросовестно отслужив многолетнюю службу. 
    Открыв дверь с самым отвратительным скрипом, который только могли издать ржавые разваливающиеся петли, Курт поймал на голову ещё большее количество воды, чем на него попадало на улице, только из дверного проёма вместе с водой на него полетели: щепки, крупные споры плесени, многоножки и другие мелкие организмы. Приняв самый мерзкий душ в своей жизни, Курт, наконец, сделал шаг в магазин, оказавшись внутри. В помещении ситуация была ненамного лучше: на стенах виднелись множественные подтёки и следы выступившей плесени; пол теперь был скорее вязкой жижей под ногами, чем сгнившей древесиной; с потолка, казалось, лило ещё сильнее, чем на улице. Однако, даже столь разрушительное действие не смогло глобально поменять некоторые вещи, ведь по-прежнему стояли разваливающиеся пыльные полки с блестящими даже в царящем мраке, который освещают два старых болтающихся на потолке фонаря, шляпами; по-прежнему стоял столик для чаепития с антикварными кружками и чайником, из которого тонкой струйкой бежал пар, наполняющий помещение лёгким ароматом, услышать который можно было лишь как следует принюхавшись к запаху сырости и гниения, бывшего намного сильнее. А самое главное, что за старинным кассовым аппаратом по-прежнему стоял Джимми, не расставаясь с рубашкой, кажется, с того самого момента, как он её обнаружил; а лицом ко входу стоял сгорбившийся на своей трости Филипп, чей костюм даже под натиском влаги продолжал блестеть. Трясущейся рукой поправив свою чёрную бабочку, он тихо произнёс, кажется, весёлым голосом: 

    - Здравствуйте... Сэр Хоукинс.... В последнее время вы стали.... весьма часто заходить, я это....му несказанно рад... А где же ваша мил....ая спутница? 

    - Она умерла. 

    Курт произнёс два холодных слова, которые обладали такой силой, что словно заставили время на миг замереть. И вот уже и не было слышно падающих с потолка и снаружи капель дождя; а с лица Филиппа медленно сползла еле видная сквозь морщины улыбка, превратившись в совершенно несвойственное ему выражение ужаса, дополнявшегося совершенно угасшим глазом, маленький огонёк которого можно было разглядеть сквозь тьму морщин тела и души ещё неделю назад. Это был не единственный очаг, который потушили два злополучных слова Курта, ведь буквально через мгновение после потери Филиппом привычного выражения лица, один из двух оставшихся на потолке горящих фонарей погас, а затем, издав предсмертный вопль в виде тихого скрежета металла, свалился с крючка на пол, разбившись вдребезги. Джимми, на которого заклинание Хоукинса, судя по всему, не сработало, молча достал веник
  •  и совок, принявшись собирать в него осколки, то и дело загребая веником огромные куски гниющей каши, которая была здесь полом. Курт с Филиппом же, не обращай на корчащегося кассира никакого внимания, молча смотрели друг на друга своими единственными уцелевшими очами. Через какое-то время Хоукинс молча сел на один из стульев, положив руку на стол, после чего снова поднял голову на стоящего в шоке Филиппа, который, когда Джимми наконец загрёб последние осколки, хотя, скорее сделал вид и не собрал и половины, сказал: 

    - Мне очень....жаль, Сэр.... Что случилось? 

    - Её убили. Человек, который хотел, чтобы я вернулся к прошлой жизни. 

    - Вот значит.... как.... 

    - Скажи, Филипп, ты же помнишь, чем я занимался не так давно? 

    -Думаю, об эт....ом помнит прак....тически весь мир. 

    - Ну так вот. В какой-то момент... Не так давно. Я вдруг решил, что действительно смогу начать жить нормально, и я этого хочу. Решил, что я могу оставить всё, что сделал, позади, и больше к этому не возвращаться. Могу постараться забыть про этот пиздец. Потому что, если есть преступление, то будет и наказание... А наказаний я понёс неизмеримое количество, что, конечно, не искупляет мою вину, но это даёт мне право существовать. Право начать новую жизнь. Это мне и помогла понять Шеннон. Но когда я попытался последовать её совету, случилось ещё одно наказание, она умерла. Просто за то, что я сделал раньше. То, что я оставил, вернулось самым неожиданным и блядским ужасным способом, который можно было представить. Что... Что я сделал не так, Филипп? 
Прикрепления: 1850528.jpg(20.9 Kb)


В этом Ортоне ты либо Невилл либо не жал руку терпиле
 
Vbty Дата: Среда, 17 Июл 2019, 20:36
Звезда WWE
Сообщений: 2209
  • - Хочу рассказать вам историю про Сэра Филиппа Барджмана... Это был один из самых знаменитых ублюдков конца 19-го века... Вместе со своей бандой он убивал богатых, грабил, раздавал всё бедным.... на протяжении нескольких лет... Эдакие самопровозглашённые Робин Гуды... В один момент он расстался со своими товарищами и переехал в другой город.... где первым делом убил, наверное.... самого известного головореза прошлых лет - Филипп медленно достал из кармана пиджака маленький кусок дерева своей трясущейся рукой - Джека... Это человек, который отказался от своего прошлого после того.... как его семью убили конкуренты, он залёг на дно на 15 лет... Между ним и Сэром Барджманом случилась дуэль из-за какого-то пустяка, закончилась... она смертью Джека, правда перед этим он последним своим выстрелом выбил сопернику.... глаз.... После этого Сэр Барджман воссоединился со своей бандой, и они вместе отбили деревню от нападения разбойников.... После этого они заключили клятву, что какими бы ублюдками ни были.... всегда будут оставаться людьми... При спасении деревни Сэр Барджман познакомился с одной чудесной девушкой, которая вскоре стала его женой.... 27 лет... Они жили вместе 27 лет.... Сэр Барджман решил позабыть о том, чем занимался раньше и стал обычным продавцом шляп... К тому времени все члены банды кроме одного....который пошёл по тому же пути, и его самого уже умерли... Но в один день Сэр Барджман вернулся с работы домой и обнаружил изуродованый труп своей жены... Там же он обнаружил записку, которая.... Сообщила ему о том, что за свой поступок 27-летней давности он должен поплатиться.... Эти разбойники были большой частью некой преступной секты... И поэтому они предложили Сэру Барджману сделку: тот продаёт.... запрещённые вещества в своём магазине, а они не убивают.... Всех оставшихся родственников его жены... 

    И как в этот миг после слов Филиппа на улице прогремел мощный раскат грома, сопровождаемый усилением дождя и бьющей молнией, так же в этот миг молния судьбы пронзила этих двух людей, смотрящих в души друг друга. И так каждый раз заходя в этот магазин, Курт не имел понятия, что попадает в чистилище собственной души к своему предшественнику, прошедшему те же круги ада, что и он сам. Обе эти заблудшие души всякий раз искали невозможного для себя упокоения друг в друге, даже не подозревая, что являются одним и тем же человеком, родившимся в разных временах и местах. Те же переживания, те же причины, те же связи с практически теми же людьми, всё это выяснилось и пролетело в одно мгновение бьющей
  •  молнии... 

    - И именно после этого Сэр Барджман понял.... Что невозможно убежать от своего прошлого, когда.... осознал свою схожесть с Джеком... Ведь это именно он был для него в роли тех разбойников, которые пришли по.... его душу, когда он отказался от себя тогдашнего.... Сэр Барджман посоветовался с единственным оставшемся другом, которого...... постигла та же судьба и принял решение.... Работать на них.... Отдавая почти все заработанные деньги тем самым людям, которым.... угрожала опасность быть убитыми по его вине.... У вас, Сэр Хоукинс, идентичная ситуация.... Только вместо Джека у вас некий Дин Эмброуз.... О котором вы мне рассказывали... Насилие порождает насилие, безумие порождает безумие... Бесконечная цепь ублюдков, убивающих друг друга и мешающих жить нормальным людям.... Вот что такое эта жизнь.... 

    - То есть... Невозможно вернуться к нормальной жизни, да? 

    - Отнюдь.... К нормальной жизни можно вернуться в любой момент.... Как бы далеко ты не зашёл, но.... Сделать это можно только в том случае, если позади себя... ты хоть что-то оставил... А мы с вами на своём пути несём лишь разрушение... Каким бы хорошим человеком ты ни был, нельзя вернуться в пустоту.... А вот пустота в человека вернётся без проблем.... 

    - Хм... А что случилось с Сэром Барджманом дальше? 

    - Он продолжил работать на них.... Продолжил помогать людям деньгами, одного недавно..... даже приютил к себе и помог ему.... рубашкой... 

    - Так это были вы? - сказал вдруг Джимми. 

    - Да... Господь, к сожалению, тут бессилен.... Хе-хе... кхм-кхм... В какой-то момент его последний друг умер, и он остался один работать на них... Знаете, как я уже и говорил, на каждого ублюдка.... Найдётся ещё больший ублюдок.... На Джека нашёлся я.... На Эмброуза нашёлся Хоукинс... На вас тоже найдётся кто-то, я уверен.... А тот, кто должен был найтись на Сэра Барджмана - скончался.... Вся их сеть была накрыта и уничтожена.... И он продолжил торговать, только уже напрямую с производителем наркотиков... А так как на Сэра Барджмана не нашёлся никто, он всё живёт... И живёт... И живёт... И живёт... Только вот смысл жизни он потерял... Стремление к жизни он потерял... Тех и то, ради чего жил потерял.... Перестал быть Сэром Барджманом.... Вообще человеком быть перестал... 

    - И кем же он стал? 

    - Мебелью... 

    - Мебелью? 

    - Да... Обычной старой мебелью... В обычном старом магазине... Просто стоит и очень... кхм-кхм... Очень медленно гниёт... 

    - Почему же он просто не убьёт себя? 

    - Он не имеет на это никакого права.... После всего того, что.... он натворил, он должен всеми усилиями охранять это чёртово дряблое тело, пото...му что с его помощью он помогает тем людям, точнее их.... потомкам, что из-за него пострадали... Это мой крест, нести который нужно до гроба.... 

    - Спасибо, что рассказал... 

    - Сэр Барджман стал мебелью.... А кем же станет Сэр Хоукинс?... 

    Услышав эту фразу, Курт не дал никакого ответа, молча повесив голову, с которой опал литр воды, вниз. Старый стул слегка качнулся вперёд под его весом, отчего вновь был оторван огромный кусок пола. Филипп в это время тоже молчал, терпеливо выстаивая на своих трясущихся ногах и трости. Наконец, Курт поднял голову вверх и посмотрел на Филиппа. Ничего не сказав, он встал со стула и направился медленной походкой к выходу. Курт, еле как взялся за потяжелевшую от впитавшейся влаги дверь, потянув её на себя... Стоя в дверном проёме, не оборачиваясь, он твёрдо и достаточно громко произнёс: 

    - Пистолетом... - после чего захлопнул дверь, покинув пределы магазина. 

    *** 

    Дверь вновь открылась, однако, это была не та дверь, на которой мы остановились. Эта была дверь в квартиру Курта Хоукинса, которая была заклеена специальной изолентой, хотя расследование уже завершилось, копы пытались найти что-то ещё. Впрочем, изоленты этой тут же не стало, поскольку её порвал сам хозяин квартиры, а затем и с хлопком открыл дверь. 
    Войдя внутрь, Курт сразу же отправился в гостиную, где задержался ещё в дверном проёме, осматривая оставшиеся следы крови и разбросанные вещи. Помотав головой, он вошёл в комнату, сразу
  •  отправившись к дивану, который был моментально перевёрнут со страшным грохотом, подняв в воздух чёрное облако пыли. 
    Прокашлявшись, Курт выкатил один из отделов тумбы, где лежал ящик с инструментами, достав оттуда отвёртку, он снова подошёл к месту, где раньше стоял диван. Присев на корточки, он быстро выкрутил два шурупа, прикрепляющих розетку к стене. Засунув руку в получившееся отверстие, он просунул её немного выше, из-за чего раздался щелчок и вдруг он вытащил приличный кусок стены размером 30см на 30 см. 
    Затем он достал из дыры внушительных размеров чёрный пакет, который был похоже набит чем-то до отказа. Курт молча бросил его на пол и из мешка тут же вывалилось несколько связок купюр различного, которыми он, судя по всему, и был набит. Выпало из мешка и кое-что ещё, на что Курт бросил свой взгляд первым делом - резиновая маска петуха. Посмотрев на неё ещё какое-то время, Хоукинс достал из кармана телефон и принялся набирать чей-то номер. 

    ***17 июля*** 

    Ночь... Такое прекрасное и завораживающее явление, когда власть над городом захватывает безграничная великая тьма, сбросив с престола ненавистное жёлтое светило, прозванное Солнцем. Это была весьма хорошая ночь, Луна светила столь ярко, что можно было рассмотреть всё практически как днём, везде царил свежий прохладный воздух, да и в самом городе была тихая благодать, будто вы все любители ночных гуляний и шумных вечеринок договорились между собой и именно в этот день отправились по домам к своим семьям. 
    Именно в эту ночь Каннибал Нейт был на очередном заданий. Он стоял, облокотившись о железную стену какого-то склада, стоя под тусклым мерцающим фонарём, на который он и обратил свой взор, задрав голову вверх и наблюдая за тем, как над ним витает бесконечное множество мотыльков, мошки и прочей живности, наименование которой ему неинтересно. 
    Одет он был как всегда в смокинг, в котором приходил на все важные задания, плевав на маскировку. В руках он сжимал автомат неизвестной марки, которым то и дело почёсывал коленку. Через какое-то время он поднял голову ещё выше и произнёс: 

    - Пиздец, какое весёлое задание... 

    - Заказ: шаурма с сырным лавашем, кола и... Блять, не та линия... Приём! - послышался голос Армена из рации. 

    - Приём. 

    - Там щас склад ебанёт, щто будь здоров, отойди от него подальше. 

    - Я так ничего оттуда и не услышал. 

    - Ты и не должен нищего слышать, там работает профессионал. Иди быстрее, отбой. 

    Вздохнув, Нейт отодвинулся от стены и в развалку пошёл вперёд, волоча за собой автомат. Встав на расстоянии 15 метров от склада, он принялся смотреть. 
    Однако, вдруг послышалось несколько выстрелов. Нейт встал в боевую позицию и принялся смотреть по сторонам, но ничего видно не было. Послышался ещё один выстрел. Поводив мушкой по округе, Джек глянул вниз и обнаружил, что из его коленей и живота обильно течёт кровь. Улыбнувшись, он сказал: 

    - Ах, вот оно что. - после чего свалился на землю. 

    Лёжа, он всё также вертелся из стороны в сторону, пытаясь определить, откуда шёл огонь. Вдруг в его поле зрения оказался какой-то человек, идущий прямо к нему. Сплюнув кровью в сторону, Нейт прицелился, нажал на курок и... Ничего не произошло. В недоумении он продолжал безуспешно пытаться выстрелить, но всякий раз ничего не происходило. Когда он снова решил поднять голову, то обнаружил, что человек подошёл совсем близко и уже через секунду одним мощным ударом ноги выбил автомат из его рук. Нейт попытался схватить его за ногу и завалить, но получил мощный удар коленом в лицо, а когда свалился на четвереньки - мощный удар в простреленный живот, от которого свалился на спину. И вот, вражеская нога уже была поставлена на его грудь, а дуло пистолета направлено прямо в лицо, но Джек лишь рассмеялся, когда посмотрел вверх. 
    В лунном свете он сначала увидел знакомую фигуру, а затем и натянутую на голову резиновую маску петуха. Маска эта, впрочем, была снята человеком, который оказался ни кем иным, как Куртом Хоукинсом. После снятия маски Нейт лишь скрючился в новом приступе безумного надрывного смеха, который становился громче с каждой секундой. Он
  •  буквально не мог остановиться, всякий раз смеясь заново, когда смотрел на лицо Курта, что продолжалось больше минуты. Наконец, Каннибал, всё ещё смеясь, взялся обеими руками за ботинок Курта на своей груди и начал говорить: 

    - Здравствуй.. Ахаха... Здравствуй, Курт, я смотрю, ты что-то.... Ахахаха... Не держишь своё слово. Говорил же, что больше не вернёшься, а? Ах ты мой маленький пиздабол... Ахахах... Стой, или это из-за того, как я повеселился с той маленькой шлюхой, а? Тебе что, не понравилось? Прости, не знал, что только тебе можно с ней развлекаться, но ты же на меня не в обиде, правда? Ахаха... Мир, да? 

    - Зачем ты это сделал, Джек? - холодным тоном спросил Курт. 

    - Прежде чем я отвечу на все твои вопросы, позволь задать один: за сколько ты купил мою жизнь у этого пидораса? 

    - Точно не могу сказать, но больше 10 миллионов. 

    - Что же, весьма неплохо, я бы и сам душу продал за такие деньги, если бы мне не было на них похуй. Что ты спрашивал? А, зачем я это сделал. Понимаешь, мне было скучно, я же уже говорил тебе, дорогая, ты меня совсем не слушаешь? Понимаешь, это моё хобби, ты сам меня вынудил. Знаешь, когда людям совсем нечего делать, они начинают хрустеть пальцами, напевать что-то, ходить по кругу, чесаться. А я вот начинаю потрошить маленьких шлюшек... Весёлая херня. С твоей было особенно забавно, я никогда не видел, чтобы человек настолько сильно молил о пощаде и унижался, чтобы прекратить свою мучительную смерть, она превзошла все мои ожидания, Курт, готов поспорить, это ты её научил работать ртом... 

    - Я знаю, что она умерла от удара в висок, Джек. Всё, что произошло с телом позже, ты делал уже трупу. Зачем ты пытаешься меня обмануть? 

    - Об этом я тоже уже говорил, мой сладкий. Я мразь. Мне нравится то, чем я занимаюсь, и прекращать я не планировал. Мне не нужны эти ебаные самокопания и сожаления. Я мразь, почему бы просто не получать от этого удовольствие? 

    - Поэтому я и здесь, Нейтан. Чтобы убрать таких, как ты. 

    - А чем, по-твоему, ты отличаешься от меня, кусок ты ебаного дерьма, а? Чем? Чем ты лучше? С какого хуя ты вдруг возомнил себя святым, свинья ты лицемерная? Ты точно также, как и я, получал от этого всего удовольствия, только вытворял ты ещё более ебанутые вещи, чем я. В разы. Сколько раз ты убивал людей, оставляя в одиночестве их семьи? Намного больше, чем ты думаешь, ты даже не вспомнишь всего того, что ты сделал. И теперь ты говоришь так, словно ты здесь герой, а я злодей. А всё из-за чего? Из-за того, что ты решил уйти от убийств и начать ебать какую-то малолетнюю прошмандовку? Поэтому ты исправился, да? Поэтому ты перестал быть ублюдком, который получает оргазм от пыток и убийств, да? Хочешь сказать ты исправился и прямо сейчас не получаешь извращённого удовольствия, представляя, как будешь меня пытать следующий месяц, или как ты прямо сейчас будешь засаживать в меня пулю за пулей? Ты думаешь, что это хоть немного искупляет твои грехи? Скажи мне, Курт, чем же ты лучше меня, давай, малыш, скажи... Скажи мне, почему ты достоин жить, а я нет. 

    - Ничем. Я такой же ублюдок, как и ты. И я также недостоин жить. 

    - В таком случае, какого хуя сейчас происходит? Почему над моим и без того повидавшем виды ебалом сейчас нависло дуло ствола? 

    - Посмотри на меня, Джек. Ты видишь, что со мной происходит? Это не только внешность, я кашляю кровью каждое утро. Хожу кровью в туалет. Не знаю, что это такое, но это очень болезненно. Тяжелая наркотическая зависимость и постоянные травмы дают о себе знать. Сколько мне, по-твоему, осталось? Месяц? В любом случае, я самостоятельно сокращу этот срок, сделав свою смерть максимально мучительной. Но перед тем, как я умру, я сделаю то, что должен сделать. Я заберу с собой столько ублюдков, сколько успею... Мне не нужны твои страдания, их страдания. Мне нужно лишь убедиться, что они больше не будут вредить себе и другим. Пока я жив, я буду их убивать, Нейт. 

    Джек вдруг забился в очередном приступе смеха, который на сей раз был ещё более истеричным и надрывным, безумная улыбка растянулась практически до ушей. Эта безумная улыбка навсегда и застыла
  •  на его лице, омываемая стекающей кровью после того, как Курт нажал на курок, выпустив пулю ему в лоб. 
    Надев маску петуха обратно, Курт убрал ногу с трупа Нейта и медленно зашагал вперёд в ночную тьму, спрятав пистолет за пояс.
    

Прикрепления: 5195989.jpg(20.9 Kb) · 4574255.jpg(26.4 Kb)


В этом Ортоне ты либо Невилл либо не жал руку терпиле
 
MichaelDragon Дата: Суббота, 20 Июл 2019, 16:09
Звезда WWE
Сообщений: 2304
Прикрепления: 5170164.jpg(353.7 Kb)



 
JaniVall Дата: Воскресенье, 21 Июл 2019, 14:13
Букер
Сообщений: 1713


Несмотря на стоимость билетов, на арене Madison Square Garden аншлаг, введь что за шоу нас сегодня ожидает!

21 июля 2019 года
Вашингтон, Округ Колумбия
Перед шоу TNS

- Джек, милый, не спеши так, там же дорога!

Мария как всегда не могла уследить за своим ребёнком, особенно в таком большом парке.
Маленький Джек относился к числу тех ребят, у которых шило в одном месте, и хоть тресни, но ничего с этим не сделаешь. Он услышал маму, замедлил бег, а потом и вовсе остановился.

- Ну мааааааам. Я хотел перегнать Брайана, а ты мне мешаешь(

- Ты не смотришь по сторонам, когда бегаешь, а Брайану нужно подбирать себе соперников, равных себе. Да, Брайан?

- Ну извини, Мария. Твой сын сам нарвался. Американский Дракон от вызова не уклоняется!

- Ладно, ладно. С вас вон пот градом течёт, может присядем?
- Да, пожалуй.

После этого, Дэниел, Мария и Джек нашли скамейку в парке, в котором так любил сидеть Брайан. Обзор был на монумент Вашингтона, а потому открывался шикарный вид. Когда-то Брайан сидел тут один, а теперь, он в приятной компании.
Какое-то время все трое просто наслаждались видом, пока молчание не прервала Мария.

- Слушайте, Брайан, простите что я так спонтанно позвонила, я понимаю, что вы очень устали после работы, но я... Джек хотел вас увидеть. Ему нравитесь вы и ваша работа.

- На самом деле, мама тоже хотела вас увидеть, - добавил Джек.

- А, ну, да, да, точно, я тоже хотела встретиться, потому что друзей у нас тут особо то и нет, не поболтаешь ни с кем, - ответила покрасневшая Мария.

- Ладно, ладно, я понимаю. У самого проблемы с общением, ибо с лучшим другом пересекаюсь не так часто, как хотелось бы. Он весь в делах, весь в заботах.

- Лучший друг? И все? Больше никого нет? Родители, ещё кто-то?

- С родителями я не общаюсь, им не нравится моя работа, и они, как бы, отказались от меня.

- Личная жизнь? - украдкой спросила Мария

- Охххх, Мария, как бы вам сказать. У меня была семья...когда-то, - с дрожью в голосе поведал Брайан

- Была?

- Они ушли от меня. Жена ушла, забрав дочь. Мою маленькую Бёрди. Сколько уже я ее не видел, дней не смогу сосчитать, если честно.

- Ушла? Почему?

- В этом то и суть, Мария - я не знаю. Моя семья ушла от меня, а я не знаю почему. Я был хорошем мужем, хорошим отцом, отдавал всего себя на работе, чтобы у них было все. Но, произошло то, что произошло. И я не могу понять, почему. Я даже не могу вспомнить, как это произошло, - со слезами на глазах шептал Брайан - Я не могу.

- Господи... Брайан, хотите я вам... Можно на «ты»?

- Да, конечно можно.

- Может быть тебе стоит это отпустить, и... пойти дальше? - предложила Мария.

- Хотел бы я... Но, это сложно.

- Тебе нужна помощь, Брайан. Ты помог мне, позволь мне ответить. Я могу тебе помочь. Мы с Джеком можем тебе помочь, - сказала Мария, «случайно» коснувшись своей рукой руки Дэниела.

- Мария, я... Я не знаю, что сказать.

- Ничего не надо говорить. Просто молчи.

После этого, Мария начала двигать голову вперёд, чтобы поцеловать Брайана, и он начал тоже, но... Он увидел, что за Марией кто-то стоит. Кто-то очень знакомый. Дрожь пробежала по телу Брайана, ибо он уже знает, кто это такой. И как бы не хотелось прерывать момент, как бы Брайан этого не хотел, но...

- Мария, извините, мне нужно отойти.

- Все в порядке? - спросила Мария, взяв уже поднимающегося Брайана за руку

- Да, все хорошо... Я сейчас приду.

После этого, Дэниел пошёл вглубь парка, и увидел у дерева того самого человека в чёрном костюме, и шляпе. Усы все те же, одеколон все тот же. Это был он.

- Брайан, Брайан. Ну здравствуй. Я тебе говорил, что мы ещё встретимся, да? В этом самом парке, представь себе. И вот, мы встретились.

- Что тебе от меня надо?

- Я пришёл по делу. Хорошее ты выбрал местечко. Много будет глаз. Это тебе поможет, Брайан.

- Какое местечко? Какие глаза?Уходи. Ты пришёл очень не вовремя. Моя жизнь только-только начала налаживаться, я обретаю то, что я потерял. И черта с два, бл*ть, я кому-то это отдам. Единственный кто заберёт это у меня, это Господь Бог из моих холодных рук. А теперь отойди и не мешай моему счастью, иначе я тебя подвину.

Человек в шляпе только лишь приподнял брови в ответ на это:

- Ты хорошо подумал, прежде чем сказать мне это? Мне нельзя грубить. Я ведь вообще могу сейчас щелкнуть пальцами, и ты потеряешь все. И учти, что ничего ты мне не сделаешь, вообще. Подумай, прошу. У тебя ещё есть время.

- Для чего? - начал напрягаться Брайан - Время для чего?

После этого Человек в шляпе взглянул на карманные часы, громко хлопнул их крышкой, так, что звон странно громко пронёсся по парку, и проговорил:

- Увы, ты не успел. Время вышло, Брайан. Знаешь, что делает историю историей? Ее герой. Герой, который учится, который ошибается, который учит других, защищает своих близких, любой ценой. Но что делает историю воистину увлекательной, это путешествие героя - и его финал. Финал, Дэниел. Тебе решать, каков он будет. Теперь все в твоих руках.
Мне очень жаль. Я не прощаюсь. Мы с тобой ещё увидимся, когда пыль уляжется. А сейчас - обернись.

Брайан обернулся, и увидел как Мария с Джеком присаживаются на скамейку, только купив мороженое. Все в порядке. Дак почему ему стало не по себе?

Он стал смотреть шире, и увидел группу людей, которая стояла сзади, на широком участке парка. Их было двенадцать человек, три группы, по четыре человека в каждой, стояли в круг. Все были одеты по-разному, но у всех был очень зловещий вид.

«Члены местных бандитских группировок» - подумал Брайан - «Но что они забыли в спокойном людном парке?»

Они стояли и о чем-то говорили, но внимание Брайана привлёк еле двигающийся старик с тростью, лицо которого было в шрамах. Дэниел удивился, почему он не прикрыл чём-то это лицо, потому что смотреть было невозможно. За стариком стояло ещё три человека, сопровождающие.

Внезапно старик двинулся в центр круга, достал пистолет, и открыл огонь по противоположной группе. Все остальные достали оружие и началась стрельба.

- ДЖЕК, СПРЯЧЬСЯ, ЖИВО! - крикнула Мария, пытаясь спрятать Джека от града пуль под скамьёй.

Брайан побежал в их сторону, но путь ему преградил отступающий член одной из банд. Дэниел на бегу провёл Слинг Блейд на нем, оглушив его, и продолжил путь к своей новообретенной паре и ее сыну.

«Должен успеть, должен успеть» - звучало в голове у Брайана.

Дэниел уже был совсем рядом, в паре секунд, но один из бандитов, сопровождавших того старика, успел схватить Марию, оттащить ее от скамейки, и сделать из неё живой щит. Джек вылез из-под скамейки, и побежал на бандита:

- МАМА, НЕТ! ОТПУСТИ МОЮ МАМУ!

Бандит начал наводить пистолет на бегущего к нему Джека. Все ближе и ближе...

В этот момент Брайан подбегал к скамейке, и Джеку...

Но бандит успел навести пистолет, и прозвучал выстрел...

- НЕТ, НЕТ, ГОСПОДИ! ЧТО ВЫ НАДЕЛАЛИ! - кричала в слезах Мария - НЕЕЕЕЕЕЕТ!!!

Бандит бросил Марию, и убежал прочь, оставив ее в живых.

- Нет, нет, пожалуйста, нет... Дай мне телефон, БЫСТРО!

Мария взяла телефон, и начала дрожащими пальцами набирать «скорую помощь». Наконец-то на другом конце взяли трубку, и Мария начала вопить:

- Алло? Приезжайте, быстрее, пожалуйста. Парк у монумента Вашингтона, пожалуйста, скорее, ПОЖАЛУЙСТА!! - кричала Мария

- Хорошо, адрес записали, девушка. Какое ранение? Имя пострадавшего? - спросила дежурная на другом конце.

На этом вопросе Мария накрыла лицо руками, и постаралась сбить слезы, глотнуть их.

- Это... это выстрел в голову. Имя пострадавшего... Брайан Дэниелсон... Прошу, быстрее... ПОЖАЛУЙСТА!!!

От криков Марии очнулся Джек, который потерял сознание от испуга. Он увидел всю эту картину, и начал ползти к Дэниелу.

- Дядя Брайан? Дядя Брайан, скажите что-нибудь... Вы ведь обещали научить меня бороться, как вы. Вы же обещали купить мне мороженое, если я вас выиграю...
Пожалуйста, не оставляйте меня... - заплакал маленький Джек.

После этого Мария выбросила телефон, села рядом с телом человека, заслонившего ее сына, положила его голову на свои колени, и издала протяжный крик, сотрясший парк у монумента Вашингтона...


 
JaniVall Дата: Воскресенье, 21 Июл 2019, 14:21
Букер
Сообщений: 1713
На что вы готовы пойти, ради своего друга? Продать что-то ценное? Готовы пожертвовать частью своего тела? Все это конечно огромная помощь, но все это не сравнится с тем, что делает Родерик Стронг. Ради своего друга Ричарда он убивает всех, кто стоит на его пути. Убил он даже депутата. Но этого все равного мало. В данный момент, Родерик находится в секретной базе Филла и его подданных, при этом все они делят деньги, которые недавно заработали с последнего дела.

- Я не знаю как вы будете их делить, но мне нужно пол ляма. И все. - сказал Стронг.

- Хорошо. Оставшиеся из твоей части деньги я разделю между парнями, - сказал Филл.
Филл положил 500 тысяч долларов в кейс и передал его Стронгу." Ну... Будем прощаться?"- сказал Филл. "Погоди... Мне нужно переговорить с твоими парнями."- сказал Стронг и направился в сторону Дюка, Джонни и Рико.
- Парни, мне нужно с вами поговорить.

- Валяй. у тебя 2 минуты, - сказал Дюк.

- В общем, мне нужна ваша помощь: мне нужно, чтобы вы меня прикрыли во время сделки. Я не знаю что они могут сделать и какие у них цели, да и гарантий у меня никаких нет. Деньги из моей части Филл уже распределил между вами. Что скажите?
На несколько секунд все трое замолчали, но молчание прервал Дюк, который сказал:
- Нет. Я не собираюсь рвать свой зад ради тебя. При том, что нет никаких гарантий, что нас там не прихлопнут,как мух.

- Погоди. А почему собственно и нет? Почему бы нам ему не помочь?- вдруг сказал Джонни.

- Потому что он нам никто.

- Справедливо,- сказал Рико. Только я хочу ему помочь. Плюс лишние деньги не бывают.

- Я тоже за. Как ни как, но парень он вроде нормальный.
Дюк смотрел сначала на Джонни,а потом на Рико и сказал:
- Да х*й с вами. Погнали.
)Спустя три часа(
В это время на улице шел небольшой дождь и дул легкий ветерок. Достаточно спокойная погода для лета, но дождь становился все сильнее и сильнее. Нормальные люди давно ушли под навес или зашли в магазин, чтобы немного согреться, но не все этого делают. Кто-то наоборот наслаждается дождем, а кому-то вообще плевать на погоду. Как,например, шайке бандитов, которые жду нашего героя, который должен был приехать с минуты на минуту. Мужчина с телефоном в руках долго стоял под зонтом, который держал один из его подопечных.
- Где этот м*дак, с моими деньгами? - сказал мужчина с телефоном.
На его вопрос попытался ответить один из охранников, но его перебили наш персонаж и сказал:
- Если через 5 минут его здесь не будет, то достаньте этот мешок с дерьмом и я пристрелю его тут! Сколько нервов я на него потратил... Сколько я шансов дал этому придурку, но он ничего нормально сделать не может! Просто мать его одноклеточное, которое имеет одну только функцию- существовать!!!
Все эти возгласы и крики прервал звук машины, которая ехала прямо сюда. Это был небольшой грузовик, побитый и весь в ржавчине. Из самого грузовика вышли трое парней, а с водительского места вышел Родерик Стронг. Мужчина с телефоном посмотрел на всех четверых и сказал:
- Ну и кто из вас Родерик Стронг?

- Я.

- Ты? Ты серьезно?!

- Да, я. Не обращай внимание на то, что слепой. Где Ричард?!

- Где мои деньги?! - начал говорить на повышенном тоне мужчина.

- Они у меня. Где Ричард?

- Достаньте его.
И двое охранников открыли дверь у второй машины и вытащили Ричарда, на котором был надет мешок. Ричарда посадили на колени около мужчины и тот сказал:
- Кстати, забыл представиться. Мои имя Дейв. Дейв МакЧейз. Глава казино и ...

- Да мне как-то плевать на это. Давай мне Ричарда. Вот кейс с деньгами.

- А ты быстрый. Шон, проверь кейс. Мало ли что они там удумали...
Охранник по имени Шон подошел к Стронгу, а Стронг в свою очередь открыл кейс и показал его содержимое.
- Все нормально. Деньги на месте.

- Отлично! Забирай кейс. А вы можете забрать его. Кому он бл*ть только нужен...
Второй охранник поднял Ричарда и снял с него мешок. Все лицо Ричарда было в синяках и гематомах. Его левый глаз сильно опух, из-за чего он практически не моргал им. Так же на всех лице было множество ссадин и порезов.

- Что ж. Все деньги на месте. Ну думаю, что он усвоил этот урок и не будет столько нам торчать...
Дейв не успел договорить, поскольку его перебил звук полицейских сирен, а на небе появились вертолеты, которые начали освещать всех участников сделки. Из вертолета в рупор говорил один из полицейских:
- Внимание! Вы окружены! Вы все подозреваетесь в нелегальной сделке и друг тяжких преступлениях. Сопротивление бесполезно!

- Бл*ть, я так и знал, что этим и закончится...,- сказал Дюк.

- Не дрейвь... Ты взял дымовые и ослепляющие гранаты? - сказал Джонни

- Погоди... ДА! - крикнул Дюк и бросил две дымовые гранаты. Все начали кашлять из-за дыма и в этот момент наши герои успели залезть в грузовик.
- С*ка... Погоня будет... - сказал Дюк

- Нас кто-то сдал! Кто-то из своих!- вдруг крикнул Рико.

- Да х*й его знает... Надо теперь оторваться от копов...
В это время за грузовиком наших героев ехали три патрульные машины, четыре мотоцикла, так же летел один вертолет.
- Рико,доставай автомат!- крикнул Дюк
Рико раздал всем по автомату, и сказал:
- Все готовы?! На счет три я открываю двери! Раз... Два... Три!
И после отсчета Рико выбил двери ногой и начал обстрел по патрульным машинам. Обстрел был недолгим, так как полицейские так же пытались попасть. Но вдруг в Рико попадают и он падает и из-за чего пришлось закрыть двери грузовика. Родерик подбежал к Рико и спросил:
- Ты как?!

- Х*ево... Парни... Похоже... Айэа.. Дальше, без меня... Вы были классными...

- Бл*ть, он сознание теряет! Нужно что-то делать! Есть хоть что-то?!

- Щас поищу... - сказал Джонни, а в этот момент Дюк крикнул:

- Дорогу перекрыли! Придется свернуть!
Дюк свернул с главной дороги и поехал по другому маршруту. Но полицейские не отставали.
- С*ка... Он мертв. -сказал Родерик. Джонни стоял над мертвым тело Рико и сказал:

- Я отомщу... Я отомщу этим гандонам...

- Поздно мстить. Нужно где-то скрыться...
Но Джонни не слушал Дюка. Он достал пулемет , открыл дверь и начал обстрел, при этом он кричал:
- За РИКО! Сосите все!
На удивление, Джонни все же смог сбить две патрульные машины,а третья остановилась из-за того, что две другие заблокировали движение. Но не все так радостно. За грузовиком ехал мотоцикл, который Джонни не заметил. И в тот момент, когда он развернулся спиной к дверям, то полицейский произвел два выстрела, из которых один попал прямо в спину Джонни.
- Бл*ть... Ну как так...- сказал Джонни и его тело выпало из грузовика. Родерик все же убил мотоциклиста и закрыл двери. Он проверил Ричарда и подошел к Дюку.
- Дюк... Джонни мертв.

- И он!? Бл*ть,я знал, что этим все кончится... Это все ты виноват! У*бок!
Дюк отпустил руль и ударил Стронга. Он начал бить его в грудь и живот, а в этот момент они ехали на небольшом мосту высушенной реки. Дюк все бил Стронга , до тех пор, пока в дело не вмешался Ричард. Он выстрелил в затылок Дюку и казалось, что на этом все и закончится. Но нет. Из-за того, что Дюк поставил грузовик на автоуправление на большой скорости, ее повело в сторону и машина упала с моста. К счастью, мост был не большой и грузовик не взорвался от падения. Но была изрядно помята. В самом грузовике была настоящая кровавая баня. Родерика Стронга проткнул кусок металла, из-за чего он не мог двигаться. И единственным кто более менее целым был Ричард. Он очнулся и подбежал к СТронгу,чтобы помочь ему, но Родерик сказал:
- Ричард... Беги. Беги.... Пока копов нет...

- Роди... Я не оставлю тебя тут...

- Да поздно уже. Не спасти меня.

- Нет... Не должно так все закончится...

- Беги...

- Роди... Прощай. Прости меня за все...

- Ничего... Все равно... встретимся в аду.
Ричард вылез из грузовика и направился в непонятном направлении. А Родерик Стронг достал пистолет. Он проверил магазин: там остался один патрон. Он приставил ствол к своему подбородку и сказал:
- Прости Дженифер... Даже там мы с тобой не встретимся....
Выстрел... Спустя пару часов полицейские нашли грузовик, за которым велась погоня. Двое полицейских пошли проверить что происходит внутри, но не обнаружили там ничего. Все были мертвы.
Прикрепления: 2761831.jpg(23.4 Kb)


 
JaniVall Дата: Воскресенье, 21 Июл 2019, 14:32
Букер
Сообщений: 1713
8 июля
Звонок будильника, раздавшийся в комнате, прозвучал как гром среди ясного неба. Зейн резко вскочил, что раньше с ним не происходило не в одно утро, каким бы злым оно ему не казалось. Нетрудно было понять, что причина такого резкого подъёма - кошмарный сон. Зейн долго сидел на мятой кровати, пытаясь перевести дух. Он достал свою сумку с принадлежностями и взял от туда газировку, одним махом открыл крышку и жадно начал потреблять содержимое. Он осмотрел комнату, но ничего особенного она не представляла. Всё тот же знакомый стол, со стоящей на нём лампой, деревянная дверь, окно, шкаф. Сама по себе комната была достаточно просторна. Зейн начал вспоминать события сна.
*Пустота*
Всё тоже знакомое место и священный алтарь, старые добрые таблички с идентичными надписями. Зейн вновь ходит рядом с ними и случайно проваливается в яму, служившую некой ловушкой. Он попадает в какой-то лабиринт и ходит кругами, но вечно заходит в тупик. Вот он видит свет в конце тоннеля и идёт к нему. Виднеется выход, но вот пол начинает осыпаться, а под ним оказывается лава. Зейн бежит, преодолевая всё это, он пытается прыгнуть в выход, но оказывается, что это просто голограмма, отчего Зейн проваливается и падает в лаву. Но и она не так проста как кажется на первый взгляд. Оказалось, что это трёхмерное изображение. Зейн встаёт и не знает что делать, испытывая беспредельное чувство паники. Он продвигается по какому-то бездушному коридору в поисках чего-либо. Внезапно, из-за угла выходит неизвестный странник. Его наряд представлял из себя красную, или кровавую рубашку, синие потрёпанные временем джинсы, а на ногах его находились чёрные армейские ботинке. На шее красовалась красная бандана, а лицо прикрывала чёрная ковбойская маска и такого же рода шляпа. Он медленно приближался, убрав в карман пачку сигарет Marlboro, к Зейну. Подойдя к нему, он произнёс короткую фразу: “Добро пожаловать в мои прерии”. После чего достал револьвер и выстрел в ногу Зейну. Отчего Зейн, хромая, неуклюже попятился назад. Незнакомец, скорее всего, решил поближе познакомиться. Он снял свою маску и выкинул подальше от себя шляпу. И перед Зейном предстал Унитаз. Сделав насмешливый оскал, он в ироничной форме поклонился, а после снова вытянул пистолет и спустил курок, произошёл выстрел. Пуля попала прямо в цель, в самое сердце. Зейн скатился вниз, истекая кровью, наступила смерть. А рядом с ним стоял его убийца, больной беспомощный маньяк, чьё имя Унитаз. Раздался звонок будильника.
*Квартира*
Зейн, убрав в сторону бутылку с газировкой, начал думать как ему быть. Ведь в любом сне может находиться частичка правды и любой сон может стать вещим. Сегодня Зейна ожидал трудный и насыщенный день. Во-первых, он должен был вместе с Унитазом и Джафером отправиться в своё поместье. И понять, что там было, а заодно узнать насчёт места покаяния Харди и его похорон. Во-вторых, он должен был узнать, что там с Омегой и жив ли он, так как на звонки в последнее время не отвечал. Ну, и, наконец, ему надо было понять, что такое “Орден Льда”. Как он работает, какие у него цели и как он их преследует Но перед всем этим делом Зейн решил начать свой день с водных процедур. Он открыл кран и начал смотреть как идёт вода. Верно говорят, что бесконечно можно смотреть на три вещи, как течёт вода, как горит огонь и как кто-то таскает мешки с сахаром. Умывшись холодной водой и ободрившись, Зейн побрёл прочь. Елена и Толя ещё спали после бурной ночи, и Зейн решил их не будить раньше времени. Он зашёл на кухню, которая была несколько меньше чем остальные комнаты. Возле стены с уже старыми, вероятно, антикварными обоями стояла газовая плита, чей возраст уже достигал пенсионного. Рядом стояли разного рода шкафчики и холодильник. Зейн заглянул туда и обнаружил пельмени. Он поставил на газ чайник, а после начал варить пельмени. Отварив их, он приготовил всё к завтраку. Поев пельменей с найденным кетчупом и выпив чаю, он взглянул на часы, которые показывали 8:30. Зейн спешно удалился из дома, погода на улице стояла жаркая. Зейн шёл в какую-то сторону, минуя парк с его лавочками и душистыми раскидистыми деревьями. Народа в этот день было немного, вероятно, жара исполняет свой приговор как надо. Рядом ребятня возилась с собачкой, кто-то играл в мяч, а кто-то просто загорал. Однако, Зейна это нисколько не интересовало, ведь он просто шёл своей дорогой. Спустя какое-то время виднелось место его назначения. Шашлычная “У Джафера”. Он зашёл внутрь, вокруг стоял аромат жареного мяса, кругом кипела работаю Джафер, увидя Зейна, поспешил к нему.
- Салам алейкум, брат.
-Ваалейкум салам, Джафер.
- Ты это присаживайся, вон столик стоит. Я как освобожусь, подойду
- Да, конечно, я подожду
*Спустя какое-то время*
Зейн сидел за столиком, когда к ниме присел Джафер.
- Ну, что-то уже заказал?
- Чай только, он у тебя вкусный.
- Мдааа, дорогой, такими шагами ты скоро похудеешь хуже моих барашек. Так зачем пришёл? Я знаю, что ты ко мне просто так не заходишь.
- Я по делу Харди, сможешь нас отвести туда?
- В 14:00 сойдёт?
- Да.
После этого Джафер сказал Зейну его подождать, а сам куда-то отошёл. Пришёл он достаточно быстро с каким-то полиэтиленовым пакетом, внутри которого находился ещё свежий шашлык из баранины. Его душистый аромат проходил сквозь пакет и мерно расходился по всей комнате. Этот запах душистого и ароматного мясного блюда, вероятно, мог согреть душу человека в самую холодную зимнюю пору. В комплекте шли дополнительно: листья салата, обжаренный лук, а также несколько видов приправ. Всё это дело было дополнено изумительным маринадом из винного соуса. Зейн, попрощавшись с хозяином заведения и взяв с собою пищу богов, в коем-то веке сделанной Джафером с душой, в чём и проявлялась дружба этих двоих. Казаха и татарина. Зейн возвращался домой всё той же дорогой, пробираясь по узким улочкам. По дороге он забежал в ларёк и купил баночку прохладного напитка, чьё имя – пиво. Миновав деревья и местный парк, что и парком особо не назовёшь, так как мусора в нём хоть отбавляй, чему защитники природы были бы не рады однозначно. Зейн окинул свой взгляд на лавочку и решил присесть, дабы перевести дух и перекусить. Зейн присел, достал шашлык и съел, запив пивом. Это прилично охлаждало, в такую-то жару. Дети показывали на него пальцем, смеялись, а их родители лишь негативно отзывались. Спустя какое-то время к нему подошёл человек. Это был невысокий мужчина, который на вид разменял уже четвёртый десяток и чей возраст достигал сорока пяти лет. Хотя не исключено, что его биологический возраст был несколько меньше физического. Вместо волос у него была лысина, лицо его украшала маленькая козлиная бородка и несколько шрамов. Под глазом стоял большой фингал, полученный, наверно, за участие в продовольственной битве. Он был грязным с кучей синяков.
- Можно присоединится?
- Валяй.
- Дашь выпить?
- Держи – сказал Зейн и протянул баночку спиртного.
- Спасибо, меня, кстати, Билли зовут, и ты зови.
- А я Зейн Икс, слышал о таком?
- Нет
- Ну, теперь слышал, можешь меня называть Зейн.
- Замётано
Они сидели достаточно продолжительное время, пока в разговор не вмешалась женщина, мать одного из детей, играющих в этом месте.
- Мужчины, может покинете это место? Оно для детей.
- Составьте слово из трёх букв – произнёс уже порядком выпивший Зейн.
- Хам – сказала женщина и ушла своей дорогой.
- Тоже правильно, но слово – “Нет” – сказал Зейн.
- Кстати, Билли, а чем ты занимался, ну, до всего этого?
- Всю свою жизнь я сумку охранял.
- Т.е ты охранник?
- Можно и так сказать.
Поговорив ещё немного о жизни, политике с Мексиканской стеной и курсах валют, они стали прощаться.
- На, вот, возьми. На первое время – говорил Зейн, протягивая купюру номиналом в 50 долларов.
- Бл*, храни тебя господь.
- Я не верю в это, я не отношу себя ни к одной конфессии, скорее к победе разума, хотя не отрицаю, что это религия.
- А я верю в макаронного монстра. Там пирата Моисея….. – говорил Билли.
- Но все равно спасибо, выручил всех благ тебе, друг мой.
- Смотри, не обосрись там.
- Ну, только если доплатишь – говорил скрывающийся из поля зрения Билли.
- Иди уже – отвечал вслед Зейн.
Посидев ещё и подумав. Зейн выбросил пакет и бутылку в контейнер для

Рахимжан Идрисов, сегодня в 14:07
мусора, который заметно пустовал, и пошёл домой. Он снова посмотрел на часы, что показывали 12:00, а после продолжил движение. Вот он уже прошёл узкие улочки и добрался до своего пункта назначения – дачного участка Унитаза. Сняв обувь на крыльце, он зашёл в дом. Здесь стоял довольно приятный запах, но Зейна он не интересовал, ну или почти нет. Он зашёл в комнату к Унитазу, внешне ничем не примечательную. С окном, возле которого стоял стол, на столе банка, а в банке тюльпан. Кроме того там была пачка презервативов и пиво. Ещё стоял старенький диван, кровать двухместная и ноутбук.
Унитаз сидел в интересной позе, вероятно, занимаясь йогой.
- О, привет! Ты где был? Мы уже волноваться стали.
- В Караганде, да так, гулял я.
- Кара… что?
- Караганда
- Что это ещё за парк аттракционов.
- Да не парк это, а город в Казахстане.
- Мухосранск какой-то. Видел, кстати, как Ленок борщ готовит, она у меня из Медвежатни, ой.. СНГ. То ли с Украины, то ли с России.
- Я слышал запах. А ты не забыл, что у нас в два часа намечается? - Что?
- Мы с Джафером отправляемся в Нэшвилл
- Штат Теннесси…
- Именно.

Зейн созвонился с Джафером по поводу адреса и сказал, что забыл его об этом оповестить.К двум часам дня к дачному участку подъехал чёрный автомобиль марки Audi. Из автомобиля вышел высокого роста мускулистый человек. На нём были очки под цвет его волос, такие же чёрные. Водитель неспешной походкой двинулся в сторону жилища. Ветерок колыхал его волосы. На крыльце он поднял очки. Под ними стало узнаваемо его лицо. Это был человек средних лет, с двумя большими почти сросшимися бровями, напоминая значок Mazda, мужчина был татарской внешности. Он постучал в дом и зашёл.
- Хозяева?
- Кто там? – прозвучал из гостиной приятный слуху женский голос Елены, которая спешила к двери. Увидев её, Джафер ахнул и произнёс.
- Ну, здравствуйте, приятная девушка. Вы словно чебурек на моём столе. Словно виноград на моей лозе, а ещё вы, как магнолия в моём саду.
- Ой, спасибо, а вы кто?
- Уфычыкъ принс.
- Так, вы, тот маленький принц? Мне про вас много рассказывали, ну вы проходите, вас ждут.
- Я так понял, вы знаете, о чём я говорю, откуда?
- Я из Крыма.
- Какое совпадение.
- Вы тоже?
- Да..


Наступило неловкое молчание, которое прервал вышедший Зейн.
- О, я вижу вы поладили.
- Есть такое – ответил Джафер
- Ну, вы там с дружком готовы? – продолжал он же
- Всегда готовы! – говорил Зейн, держащий в руках свою волшебную спортивную сумку. Пару минут спустя, к нему присоединился товарищ – Унитаз с рюкзаком на спине.
- Салам алейкум – поздоровался Джафер
- Аллахавердян ахбар – ответил Толя
- Он просто здоровается так – начал подсказывать Зейн
- А, ну, привет в общем – сказал Унитаз, почёсывая свой нос.
- Ладно, раз уж все в сборе мы выдвигаемся к месту назначения. Проходим в машину и занимаем места, нас ждёт долгая и достаточно длинная дорога – командовал Джафер, поправляя свою не очень длинную чёлку.
Вскоре все трое уже были рядом с машиной и клали в багажник свои приготовления, в виде сумок и рюкзаков. Помахав рукой Елене, Джафер сжал сцепление и нажал на газ, машина тронулась.
*
Спустя какое-то время они обнаружили на пустой дороге полицейский патруль, проверяющий машину. А затем, взявших какого-то человека и отправим его к себе в машину, между полицейскими завязался разговор.
- Джимми, да я отвечаю, пока ты в кустах сидел, эта тварь у нас пончики украла.
- Рэй, а ты помнишь тот анекдот с моей женой?
- Там где ты вместо пончиков услышал тампончики?
- Именно.
- Т.е я по-твоему слепой, что не могу различить пончик от тампона?
- А кто тебя знает, да и к тому же, ты у нас служишь благодаря шефу, ведь именно отец помог тебе пройти тест на зрение.
- Ну да, но это ведь повод для гордости, ведь мой отец – шеф полиции, а твой? Бродяга с гитарой.
- Сомнительная гордость, конечно, да и сколько раз тебе объяснять, что мой отец не бродяга, он кантри музыкант. Да и всё, закончили разговор.
- Ладно, закончили так закончили. Кстати, а ты слышал про штурм Зоны 51. Говорят, там хранят инопланетный разум.
- И ты веришь в эти сказки?
- В каждой сказке есть доля правды.
- Но побеждает в итоге дурак.
- Это где?
- Это в русских сказках, у них там есть странный герой Иван-дурак, который в итоге всех и оставляет в дураках.
- Странные сказочки, конечно. Но как я и говорил, тебе нужно в отдел по международным отношениям идти.
*
Тем временем Джафер, видя полицейских, спрятал машину в поле и стал ждать дальнейшего развития событий.
- Тебе, что срать приспичило? Потерпеть не мог? – нервно отреагировал Унитаз.
- У меня прав нет – отвечал, почёсывая теперь лоб, что случалось во время стрессовых ситуаций, Джафер.
- Ну-ну, приехали, как так? Почему сразу не сказал? – вступил в дискуссию Зейн.
- Да через недели две-три вернуть должны, что вас ждать заставлять?
- Ну, мы бы нашли выход – отвечал Зейн.
- Выход есть всегда и везде – ободрял партнёров Унитаз
*
Полицейские по-прежнему общались между собой.
- Кстати, а что наш клиент там молчит? – прозвучал вопрос от Джимми
- Спит, наверняка. – говорил Рэй, поворачиваясь к юному расхитителю пончиков, но не обнаружив его в панике закричал.
- Нам за этого бомжа на районе денег должны дать.
- Не боись, шины ему я проколол, а пешком он далеко не убежит, да и машина его здесь. Вскоре они поехали в погоню.
- Вроде обошлось, поехали – среагировал на происходящее Джафер.
*Спустя какое-то время*
Погода всё также не изменяла своим амбициям и возможностям и оттого не переставала бить всё более горячими и пронзительными для человеческого тела своими лучами, вдоль дороги летали мотыльки и другие крылатые создания, в большинстве своём относящиеся к классу насекомых. Для многих из них этому лету суждено было стать первым и последним, но такова судья не только их, но и всего их рода, а у природы как мы знаем всё или почти всё закономерно. Вокруг дороги стояли одинокие, как напоминание о том, что ты куда-то направляешься, бензоколонки с заправками. Кроме этого вдоль трассы было разброшено великое множество кафешек, приглашающих любого путника, заблудшего в эти края, опробовать местные кушанья, в том числе хлеб-соль. А что же небо? Оно всё так же медленно плыло по голубому “океану”. Зейн внимательно следил за уходящей вдаль картиной, а затем задал Джаферу вопрос.
- Джафер, друг, вот скажи мне. Вот мы уже с тобой знакомы довольны долгий промежуток времени, а знаю я о тебе столько, сколько о своём здоровье т.е почти н*хуя.
- Но что-то ты ведь знаешь.
- Знаю, что ты учился в школе, что привёл меня в эту индустрию, вытащив буквально с улицы, чему я несомненно рад и благодарен тебе, знаю, что ты работаешь в своём кафе в поте лица. Ещё мне известно, что ты служил в Афганистане во времена советские. Ну и прости, это пожалуй всё.
- Было дело, Толя, ты кстати не хочешь послушать одну мою историю с тех лет, эх может мемуары печатать – говорил, вздыхая Джафер
- Рахим, эту историю слышал, но вновь послушать лишним не будет. И так, было это когда я ещё служил под Москвой, там базировался секретный авиационный пост внешней разведки…
*Военный аэродром*
Мелкий моросящий дождь начался около полуночи. Заметно похолодало. В кабинете командира авиационного полка находилось трое офицеров. Собственно сам командир полка, старший оперуполномоченный службы безопасности, в просторечии особист, а также представитель центрального аппарата службы безопасности. Последний постоянно бросал взгляд на свои наручные часы, особист курил у окна, выпуская в небо седой дым, а командир полка сидел в кресле у журнального столика, мерно постукивая карандашом по глянцевому журналу. Тишину прервал, раздавшийся сигнал вызова на радиостанции командира. Это было прошение въезда на территорию аэродрома колонии автомобилей с ценным грузом. После того как он был доставлен, командир провёл некоторые работы, а затем получил приказ от верховного командования доставить груз союзникам в Индию, куда часто отправляли списанную технику. Отвезти груз , было приказано молодому лётчику на дальние расстояния. После проведения инструктажа , самолёт с грузом был отправлен. Первым делом надо было посадить самолёт в Таджикистане, но в случае если произойдёт что-то неладное, груз следовало сбросить для его самоликвидации. Однако, везде из перечисленных мест, о грузе не должен знать никто даже экипаж корабля. Самолёт вылетел глубокой ночью. Экипаж настроив все системы, беседовал на разные темы. Начиная от свадьбы бортинженера, заканчивая возможной ликвидацией груза. Внезапно системы безопасности начали выходить из строя. Самолёт начал резко менять направление, взяв курс на Афганистан, а после начал терять высоту, идя на спуск. Между экипажем завязался разговор.
- Нужно вернуться в воздушное пространство и восстановить связь с землёй! Ориентируемся по звёздам. Где Полярная звезда?
- Сзади! Мы идём на юг.
- На юг? Но там Афганистан?
- К сожалению, это так!
- Немедленно разворот на 180 градусов. Главное вернуться в своё воздушное пространство – приказывал командир.
- И это невозможно – выкрикнул помощник.
- Что?
- Потеря управления.
Экипаж начал готовится к ликвидации груза, а закончив эту процедуру, к собственному десантированию. Самолёт упал где-то в горах, а экипаж разбросало по афганской земле. Вскоре командира нашли талибы и взяли в плен.
- Ты кто? – сказал на ломанном русском один из афганцев, держащих командира на прицеле своего автомата АК.
- Командир экипажа самолёта, потерпевшего крушение.
- И куда же ты летел?
- В Индию
- Странный маршрут, однако, ты выбрал, но ладно. Зови своих или мои люди их уничтожат, как последнюю собаку. Да и не уйдут они тут, без еды. А в наших аулах их не любят и помощи они не получат.
Командир послушался и сказал свои координаты экипажу. Экипаж покорно послушался командира и добрался до этих мест. Закончив обыск, моджахеды отправили их в тюрьму. Подвал в селении Галистан.
Когда сообщение о крушении самолёта дошло до русских, то на помощь был отправлен отряд Джафера Умерова и его военного брата Бориса Моисеева, который до этого уже успел отметить рождение сына с друзьями в Москве и устроить там драку. Им была доложена вся информация, а также то, что среди афганцев есть свой – Ахмет, тот кто помогал проводить некоторые операции по обезвреживанию боевиков. В результате этого сотрудничества отряд отбил экипаж, главу талибов застрелил снайпер, в результате перестрелки в горах, кроме него там полегло много моджахедов и несколько человек из отряда. Груз был взят и переправлен в нужное место т.к застрял на стропах и не был ликвидирован. Так и закончилась эта история, с печальным началом и благоразумным финалом.
*
- Вот это я понимаю, рассказ, а тебе какие-то медали давали? – спросил внимательно слушавший рассказ Унитаз.
- Почётную грамоту дали, доволен?
- Нет. А ещё истории есть?
- Пожалуй, есть одна. Мы тогда были на отдалённой заставе в Панджшерском ущелье. Она обеспечивала охрану колонн, передвигавшихся по ущелью. Из за своей отдаленности от группировки и от дороги. Постоянно чувствовалась нехватка провизии. А так же представляла собой отличную мишень для "духов". Из-за того что парни постоянно работали по территории вели разведку троп, обнаруживали караваны, ликвидировали их. Вызывая "Грачей" и "Крокодилов". На нас постоянно нападали к ночи, и от нас требовалось много сил. Но нам удалось превратить эту заставу в крепость. Был подорван скальник, сделаны блиндажи, укрепления и перекрытия. Сделали бойницы для крупнокалиберных пулемётов, закрыли всё маскировочной сетью. Кроме того сделали окна, которые открывались при ответной стрельбе. А ещё мы проводили рейды и разведку. Мы искали их позиции, откуда они вели по нам огонь. Задачи ликвидировать “духов” не было, а вот показать, что мы живы – да. От РПГ, мы натягивали проволоку, отчего Выстрел цеплялся оперением за проволоку и изменял траекторию полета, даже если граната и попадала в укрепление то вскользь.

- Отличная история, умные решения – сказал Унитаз.
- Согласен – ответил Зейн.
- И не говорите, а главное, крепость потом так и не взял никто – отвечал Джафер
И вот приехав к пункту назначения они начали разгружаться. Тут Зейн заметил, что из немного потрёпанного гаража, всё таки состояние его было не самым плохим да и материалы были крепкими, шло какое-то золотое свечение. Зейн, не теряя зря времени, взял биту из своей сумочки-выручалочки. Он медленно начал продвигаться внутрь и слышал какое-то шуршание. Вот он продвинулся ещё ближе к силуэту человека и замахнулся, чтобы нанести удар, но в последний момент убрал биту, увидев, что перед ним сидит и пьёт водку его старый знакомый – Артём. Омега повернулся к нему и был явно не похож сам на себя. Борода неухоженная, вероятно, на протяжении длительного периода. Длинные отросшие и немытые волосы, а главное перегар, перегар. Рядом с Омегой валялись диски группы “Nirvana”, бутылки от водки и тарелка с чёрным супом.
- О, Зейн, хех ты пришёл помянуть друга? Присаживайся, располагайся, водочки будешь? Знаю, что будешь – говорил, запинаясь Артём.
- Наливай..
- Ну, за здоровье нашего братца Джеффа, земля ему бетоном, надеюсь ему на небесах там хорошо, а как там небеса? Они близко? – говорил всё также Омега, наливая водку в рюмку.
- А ты опоздал к брату, нехорошо опаздывать, плохо. А, я забыл, у тебя же новый товарищ, партнёр по команде. Как его там… А, Унитаз, во.. Хех, Унитаз, что за дурацкое имя. – В это время в гараж с сумками на спине шагнул Унитаз.
- Вспомни говно, вот и оно, особенно когда плавает в унитазе, и почему говно не тонет? Загадка природы.
- Я, наверно, пойду Джаферу помогу сумки разгружать.
- Иди, хых… Унитаз.. А кто же его отец? Сливной бочок?
В это время к Артёму подошёл Унитаз и ударил под дых.
- И как ты его терпишь?
- Так он же пьяный в хлам
- Кто-то считает, что по-пьяне человек правду говорит, но я не сторонник этой теории.
- Ха-ха, сын Сливного бочка – не успел сказать Артём, как получил ещё один удар.
- Не, ну ты понимаешь? Всему должен быть предел и для этого придурка исключения я делать не буду. Я вообще придурков не терплю.
- Да ты сам придурок – смеясь, сказал Зейн. За что также поплатился ударом.
- Я же пошутил…
- Я шуток не понимаю, да и со мной они плохи. Запомни одну истину: “Сначала думай, потом говори”.
Артём встал и произнёс: “Сын шл*хи и Сливного бочка”. За что и поплатился контрольным в голову от всё того же Унитаза, после чего окончательно лёг спать.
- Ну, а теперь пошли сумки разбирать – сказал Зейн.
- Пойдём – поддержал его Унитаз.
Разложив все сумки, они изрядно выдохнули. День выдался сложным, как и вся поездка, которая отняла, действительно, много сил. Все сели рядом и начали вести разговор на разные темы. От поминаний Харди и до семей.
Зейн вдруг спросил: “Джафер, я, конечно, всё понимаю, ты нам тут много рассказывал о своей жизни, но мы так и не знаем, что у тебя за семья, прости если это слишком личный вопрос. Но просто мы уже рассказали о наших семьях, а ты нет. Да, ничего. Мои родители погибли в автокатастрофе, вернее погибла мать, отец умер немного позже из-за осложнений.
- Оу, прости.
- Да мне несложно рассказать как случилось это когда мне было 3 года.
*
Родители Джафера – Айгуль и Мурат едут по дороге домой, недавно здесь прошёл сильный дождь, отчего местность превратилась в сплошную лужу. Пара недавно была в гостях, отчего была некоторая усталость. Они едут из Бахчисарая в Ялту, откуда уже можно добраться до Симферополя. Вокруг достаточно много горных серпантинов, а сама дорога славится тем, что на ней достаточно часто случаются обвалы и оползни со стороны этих самых гор. Постепенно снова начали выпадать осадки, из-за чего управление стало куда сложнее. Вот уже уходят вдаль горные пейзажи, дорога была открыта.
- Надеюсь, скоро будем дома – сказал Мурат.
- Интересно, как там Джаферчик с дядей время проводит, надеюсь, он не скучает.
- А я говорил тебе, давай его возьмём с собой, а ты: “Нет, нет. Вдруг с ним ещё что-то приключится, он же маленький!”, а вот я в его годы уже с родителями путешествовал. Помню как-то с отцом поехали в Судак, отлично время провели, неплохо порыбачили даже. Поймали огромных размеров барабулечку, ох, ну и хорошее время, улов отличный.
- Да, да, опять свои рыбацкие байки будешь вещать? Тарахтелка китайская, молчал бы лучше
- Замолчи, мочалка, вспомни, что на свадьбе Сарика говорила, мол, я в ваше была другой, не гуляла, позже, день его жизни к нему зашёл брат Асхат.
- Как ты, брат?
- Всё плохо, я умираю… Я чую, что мне хреново, эти псы с гайками не умеют нормально лечить, у них нет оборудования, они успокаивают меня, что я буду жить, что я должен бороться, а я чувствую, что не могу, всё, что мне остаётся это лежать здесь, в этой больничной койке и всё. И от того мне не менее грустно. Я мог бы жить, воспитывать сына, не произойдя всё это. – после этих слов он откашлялся и продолжил свою речь.
- Так вот, брат, если я умру, возьми под своё покровительство Джафа, я не успел, а ты научи чему-нибудь
- Ладно… - проговорил Асхат, сдерживая свои слёзы. После этих слов он вышел из палаты и пошёл.
Через некоторое время его брат скончался, закончив свои муки в агонии. Их было двое: Айгуль и Мурат. Они жили вместе, вместе и ушли в мир иной их тела нынче покоятся рядом. Джафер остался у Асхата и стал ему приёмным сыном. Считая его, тем самым отцом.
*
Спустя ещё какое-то время посиделок. Все пошли спать, но не в гараже, как многие могли подумать, а в доме, принадлежащим Зейну, все кроме Артёма, так как нести такого рода тушу, причём пьяную было не самым лучшим решением. Все улеглись спать кроме Зейна. Он вышел на улицу подышать свежим нетронутым человеком воздухом, которым люди дышат при полном уединении с природой. Зейн вышел на крыльцо, а затем присел и охватил свои коленки. Над поселением уже наступила ночь, виднелась жирная и полная луна, а также нескончаемо красивые звёзды. Лёгкий ветерок обдувал волосы Зейна, когда он сидел и слушал, а ещё смотрел на небо. Вокруг качалась трава, ощущался её запах, запах такой же нетронутой человеком природы. Неподалёку в кустах трещали кузнечики и саранчовые. Зейн долго сидел, и вскоре пошёл дождь, оказавшийся ливнем, он на протяжении долгого время лил как из ведра. Поливая словно душ, тело и волосы Зейна. Но Зейн не обращал на это никакого внимания, он просто любовался красотой здешней природы и мест. Внезапно, рядом с ним появился Унитаз.
- Красивая ночь, конечно, но мне что-то не спится.
- Из-за дождя.
- Возможно, а может я просто не на своём месте.
- Не исключено. Толя, а ты знаешь что-то про “Орден Льда”?
- А ты откуда о них знаешь? – Задумчиво спрашивал Унитаз.
- Из проверенных источников, шучу, слышал. А точнее видел.. во сне.
- Я знаю только, что он прекратил свою деятельность.
- Из-за тебя?
- Нет, конечно, я тут не причём. Ну ладно, я спать.
- Спокойной ночи – говорил Зейн, оставшийся в гордом одиночестве. Он ещё какое-то время посидел, а затем, уже изрядно намокнув, он накинул на свою голову капюшон от олимпийки и пошёл домой. Здесь было спокойно, веяло домашним уютом. Зейн присел на кресло возле камина и заснул крепким сном.
9 июля
Утром, Зейн встал и прошёл в гостиную, там веяло запахом яичницы, что приготовил Джафер. Рядом с ним сидел Омега, который употреблял рассол от похмелья и извинялся за причинённое неудобство. Затем он извинился перед Зейном.
- Прости, Зейн, я вёл себя грубо по отношению к тебе и Унитазу. Это не оправдывает меня, но он сделал правильно, что избил. Мир? – говорил Омега, протягивая руку.
- Мир – согласился Зейн
- Мир – прокричал Унитаз, появившийся из ниоткуда, а туалет у вас тут плохой.
- Вот умеешь ты подкрасться из ниоткуда – сказал Зейн.
- Я не я, если так не сделаю
Поговорим ещё несколько матчей, они вернулись домой, а после был матч Омеги и Зейна против Брайана и Блэка, в котором они потерпели больное поражение.
14 июля
*После матча*
Зейн собрался пройтись пешком до гостиницы, где он остановился, но к нему подошли несколько людей в масках и с битами.
- О, привет, мужик, закурить не найдётся?
- Не курю и вам не советую, никотин убивает.
- А нас убивает твоё лицо, мы не терпим азиатов или европейцев, я Биг Бэнг, а это мои парни -говорил он, указывая на свою армию чернокожих воинов, что сжимали в руках биты.
- И ты поплатишься, что родишься таким.
Завязалась потасовка, Зейн раскидывал противников, благодаря бойцовским навыкам, но численное преимущество давало о себе знать. Вскоре он получил несколько ударов, но и сам отвечал. Главный взял нож и провёл ему удар, попав в живот. Но, внезапно, на горизонте появился Унитаз. Он взял деревяшку и ударил по голове главному, отчего тот потерял сознание. Унитаз вызвал скорую и помог Зейну попасть в больницу.
15 июля
*Больница*
Зейн проснулся в больнице с кучей швов и бинтов, рядом с ним на тумбочке стоял пакет с яблоками, а рядом сидел Омега.
- Ну и потрепал ты мне нервы – говорил Омега
- Это же я..
- Слушай, Зейн, ты поправляйся, но тут такое дело, мне нужно срочно отъехать по делам в Канаду, как долго я там пробуду, мне неизвестно. Поэтому пока. Надеюсь, что мы остаёмся друзьями?!
- Конечно – говорил Зейн, протягивая кулак, что повторил и Омега.
- Друзья навсегда!
- Друзья навсегда!
- Но ладно, пока.
Вскоре зашёл Унитаз и между ними зашёл разговор.
- Ну, как ты? – спросил Унитаз.
- Жив, цел, орёл.
- Это хорошо.
- Матч с Блэком я не смогу получить? - спрашивал уже Зейн.
- Нет, конечно, тебя спасли, а ты тут о матчах думаешь, всё работа, работа. Выздоровеешь, посмотрим…
Вскоре Зейн поправился и начал заниматься тренировками. А после получил извещение о матче с Питером МакДжонсом.
Прикрепления: 0867430.jpg(55.1 Kb)


 
Форум фанатов WWE » Симулятор реслинга » Игровой раздел » TOTAL WAR. Арена (Место, где каждое воскресенье проходит ТВ-Шоу.)
Поиск:

Сайт независимый! Мы не являемся официальными представителями промоушена. К работе сайта коммерческие структуры отношения не имеют. Design by koOlZz.
Русский сайт о реслинге WWE «WWE-SHOW.COM \ PWNEWS.NET» 2012-2019.

01Обратная связь
02Мобильная версия
03Команда сайта